Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

«Хорошие русские — это те, кто прекратит войну»

Бывший депутат Госдумы Илья Пономарев уверен, что многие россияне готовы действовать против режима и «в Кремле уверенно ведут свой „Титаник“ на скалы народного гнева».
Пелагия Тихонова / Агентство «Москва»

Никогда не думал, что придется отвечать на вопрос: есть ли хорошие русские?

Дурацкий вопрос. А мы кто? Разве мы плохие?

Нет, какие-то исключения бывают, конечно. В семье не без урода. Вон, жулики и воры временно захватили Кремль и Охотный ряд. Ну еще в регионах там кое-где... А так-то — какие сомнения?

«Крымнаш» со своими 80% поддержки малость подпортил благостную картину. Ну да ладно, прошло несколько лет, и эти проценты как-то потихоньку улетучились. Не так все и плохо... Правда, все эти восемь лет как-то никак не получалось объяснить дорогим и совсем не дорогим россиянам, что война с тех пор идет, настоящая, на которой каждый день гибнут люди — но, допустим, тут пропаганда, организованная точно очень нехорошими людьми, постаралась. Сейчас она эти восемь лет сама активно вспоминает. Ладно, будем считать, свою «хорошесть» соотечественникам просто было ну никак не проявить, не с руки и немного стремно. Но это временно, и обязательно все наладилось бы, выздоровели от ковида, выздоровеем и тут! Даже украинцы в большинстве своем проявляли понимание. Ну если не считать Бабченко и Муждабаева. Так они и не украинцы вовсе...

Но вот пришло 24 февраля. А потом случились Буча и Мариуполь — события, вызвавшие шок даже у тех, кто не хотел когда-то видеть военные зверства в Чечне. И как-то вопрос про «хороших русских» из разговора отмороженных маргиналов вдруг стал мейнстримом дискуссий не только в Украине, но и по всему свету.

Так есть ли хорошие русские? С одной стороны, вроде бы есть. Даже по тем спорным показателям, которые разрешают показывать в России (а социология в авторитарно-тоталитарном режиме вещь вообще сомнительная, но все же), даже по этим данным — 25–30% россиян против войны.

Много это или мало? Ужасно мало, учитывая масштаб трагедии. Возмутительно мало. И все-таки, если считать от населения Российской Федерации, это 40 или даже более миллионов человек.

Если вдуматься, то даже по официальным данным Кремля в России больше людей против войны, чем всего есть украинцев! Это контринтуитивно, но это так.

Что еще важно: подумайте, сколько немцев во время Второй мировой были против Гитлера? Тогда соцопросов не было, но что-то мне подсказывает, что россиян против Путина сейчас намного больше. И это тоже факт.

Главная проблема в том, что путинский режим сделал всё, чтоб у этих людей не было политического представительства, своего политического лица. Иными словами, сделано все, чтоб иная точка зрения не была услышана. А также чтобы в самой России не было тех, кто готов вести этих людей на борьбу. Наша задача — объединить усилия и организовать всех, кто против нынешнего режима.

Сейчас отчетливо выкристаллизовывается два ядра, которые явно не согласны с властью. Первое — это средний класс, то есть либеральная городская интеллигенция и глобализированная молодежь. Которых Путин пытается выжать из страны. Не уничтожает физически, как сделали бы в 1937-м, но создает такие условия, чтоб они сами уезжали — с тем же эффектом, чтобы они исчезли из российского общества. И они исчезают, уезжают к лучшей жизни, отказываясь от мысли изменить свою жизнь дома, облегчая Кремлю его задачу. Я сочувствую их проблемам на Западе, но черт побери, за будущее России я переживаю намного больше!

Второе ядро, напротив, антилиберально — это наиболее бедные и социально неустроенные слои населения. Именно в этом ядре антивоенные настроения наиболее сильны.

Они так же настроены против путинской власти, прежде всего, потому что им плохо, они живут хуже, чем в советские времена, и в Путине они видят ставленника крупного капитала, который выжимает из них все соки. Они видят врагов в либеральной оппозиции, небезосновательно подозревая их в желании вернуть страну во времена Ельцина, если голосуют — то за ЛДПР и КПРФ, но не видя и в них своих представителей.

Системная оппозиция для них выглядит продажной и ненастоящей. Призрак будущего российского бунта бродит между них, но не находит пока своего заклинателя. Но этого ждать уже недолго.

Если посмотреть внимательно, то конкретные шаги в борьбе с российской властью уже начались. Здесь и поджоги военкоматов, рельсовые партизаны, взрывы складов и т. д. А ведь тех, кто это делает, никто не организовывает, пока что это форма их личного протеста. Когда появится точка кристаллизации, из искры неизбежно возгорится пламя большого пожара. Мало не покажется никому. Лимит на революции не исчерпывается никогда — и власти в Кремле уверенно ведут свой Титаник на скалы народного гнева.
Либералы, как системные, так и заграничные, сейчас свесили лапки и ждут.

Все надеются на перемены «сверху», когда тем или иным представителям элиты надоест тонуть, и они решат спасаться. Но я думаю, что смена власти в России возможна в результате лишь двойного удара. Это должно быть движение как снизу, так и сверху. Верхушечный переворот будет неизбежен, когда начнётся восстание снизу, когда элиты почувствуют реальную угрозу своей безопасности. И задача тех, кто хочет войти в историю, как «хорошие русские» — создавать такие угрозы.

Поэтому отвечая на вопрос, есть ли хорошие русские? Ответ однозначно — да! Только слепой не заметит этого, а брожение в России всё больше набирает оборотов. Сначала это были мирные акции, люди сознательно шли показать свою позицию, зная, что будут задержаны и в большинстве случаях избиты. Но они все равно шли. Сейчас же форма протеста уже переходит в разряд партизанского противостояния, и недолго осталось до того, как оно станет вооруженным.

Уехавшие «хорошие русские» сейчас придавлены чувством вины. Они заливают его своей помощью Украине: собирают пожертвования, помогают беженцам, посылают гуманитарную, а кто-то и военную помощь. Это все правильно, но Украине нужно не это. Ей — и всем народам Европы — нужна не помощь в войне, а нужен мир. Как можно скорее! Каждый день — новые жертвы.

Ключ к миру сейчас находится не на полях сражений.  

«Хорошим русским» надо прекратить рассчитывать на то, что украинцы своей кровью оплатят свободу России. Помогать надо российскому сопротивлению. Российским борцам! Особенно тому его части, кто готов действовать решительно, а не только сочувствовать на словах.

Хорошие русские — те, кто прекратит войну. Пока этого не произошло, их нет.

Но я верю — они появятся.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

читать еще