Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Почему российские регионы не воспринимают коронавирус всерьез?

И чем это может обернуться уже через несколько недель

Сергей Ведяшкин / Агентство городских новостей «Москва»

К концу марта 2020 года пандемия коронавируса затронула подавляющее большинство стран мира. Несмотря на разные культурные традиции, эволюция общества по отношению к болезни во многих странах проходила по одному и тому же сценарию. Вначале болезнь не воспринимали всерьез, над ней шутили, затем эпидемия разрасталась, смех сменялся страхом, а в стране вводились жесткие карантинные меры. Так, Италия прошла этот путь всего за несколько недель.

Подобным же образом развивалась и ситуация в Москве. Еще в начале месяца, когда распространение вируса в Европе уже принимало угрожающие масштабы, российская столица продолжала жить в штатном режиме. Так, авиасообщение со странами Западной Европы было ограничено только 13 марта (к тому моменту в одной только Италии было зафиксировано уже более 13 тысяч заразившихся). К 21 марта в Москве закрылись школы и колледжи. И лишь на следующий день после обращения президента Владимира Путина к нации, 26 марта мэр Москвы Сергей Собянин объявил о закрытии парков и кафе. Кажется, к концу марта российские власти наконец-то начали относиться к ситуации всерьез. Однако, как говорит известная российская пословица «Москва – не Россия».

Так, паблик MDK (самый крупный в социальной сети ВКонтакте) отреагировал на обращение президента словами «Мы летим на шашлындос (шашлыки - прим. MT)», намекая на то, как Россия проведет подаренную Путиным нерабочую неделю.

Подобное отношение к вирусу демонстрируют и региональные власти. Так, 25 марта (в день обращения Владимира Путина к нации) мэр Нефтекамска Ратмир Мавлиев призвал горожан выходить на уборку города. «Covid-19 боится чистоты и хорошего настроения!», — заявил мэр.

В тот же день, судя по сообщению украинских СМИ, массовые мероприятия с участием детей прошли в Крыму. И это при том, что прямо сейчас на полуострове происходит интенсивный рост числа заболеваемости. Напомним, первый заболевший в Крыму был выявлен 21 марта. А уже к утру 27 марта коронавирус диагностировали у 14 человек. 

Традиционный пятничный намаз 27 марта не стали отменять власти Чечни. По данным МБХ медиа, в грозненской мечети днем находилось, как минимум, 400 человек.

Судя по сообщениям из регионов, несерьезное отношение к вирусу разделяют и простые граждане. Так, по словам директора новосибирского благотворительного фонда помощи пенсионерам «Евдокия» Екатерины Сосновой, в столице Сибири торговые центры и спортзалы всю неделю были забиты людьми. «Некоторые заведения даже пытаются активизироваться, ожидая бедственного положения в будущем», — рассказала она The Moscow Times. 

В Новосибирске городские власти еще недавно даже умудрялись проводить массовые мероприятия с участием пенсионеров, говорит Соснова. «18 или 19го марта администрация собирала пожилых людей в школах и вручала им какие-то медали в связи с приближающимся Днем Победы», — рассказала она. 

Под давлением обстоятельств не меняют свои традиционные практики и силовые структуры Татарстана, рассказал The Moscow Times казанский социолог Искандер Яковеев. «27 марта за одиночный пикет задержали одну из городских активисток. После чего ее повезли в суд. Заседание проходило при скоплении большого количества людей», - рассказывает он. 

Сам Яковеев сидит дома на самоизоляции с сыном, который несколько дней назад приехал из Москвы. «После возвращения из столицы у сына возникли характерные симптомы. Однако, придя к нам домой, врач просто “послушала” сердце, померила пульс, и сказала, что это не коронавирус. Тест она делать не стала. Сказала, что мы можем сделать его сами, если захотим», — говорит социолог. Люди на улицах Казани, по его словам, не выглядят обеспокоенными и продолжают здороваться друг с другом за руки.

Аналогичным образом ситуация складывается и в Туве, рассказала The Moscow Times кызыльский энергетик Виктория Куулар. «У нас многие ходят в масках. Но, возможно, это связано с тем, что большинство работает в госорганах и делает это по указке начальства. При этом, возвращаясь с работы, те кто ходили в масках, затем идут друг к другу в гости. Ходить в гости для тувинцев — это святое», — рассказывает Куулар The Moscow Times.

Значительная часть москвичей действительно иначе относится к распространению коронавируса, нежели жители регионов, подтверждает политолог Екатерина Шульман. «В Москве больше больных, поэтому больше вероятность того, что какие-то знакомые будут затронуты эпидемией. Естественно, ты к этому начинаешь относиться как к реальности, а не как к картинке из телевизора», — рассказывает она The Moscow Times. 

Кроме того, на поведение москвичей влияют и жесткие карантинные меры, которые московская администрация предпринимала в последние недели, говорит социолог «Левада-центра» Алексей Левинсон. «Своими действиями московская власть посылает довольно ясный сигнал. А местная власть в Москве обладает определенным авторитетом», — рассказал он The Moscow Times.

Наконец, сказывается ментальная связь с Западом, которая у Москвы гораздо выше, чем у остальных регионов. «В западном же мире сейчас состояние, близкое к панике», — объясняет Левинсон.  

Эпидемиологи считают, что нерабочая неделя, которую местное население воспринимает как каникулы, может серьезно усугубить ситуацию в регионах. Член президиума Российской академии естественных наук, профессор Виктор Зуев полагает, что в регионах нужно срочно вводить меры, аналогичные тем, что сейчас проводят московские власти. 

«Если там (в регионах — МТ) будут проводиться мероприятия, которые заставят людей в течение недели сидеть дома, то их эффективность будет даже выше, чем в Москве. Учитывая, что в регионах и меньшая плотность населения, и меньшая заболеваемость на данный момент», — рассказал Зубов The Moscow Times. 

В ином случае уже через несколько недель региональные системы здравоохранения начнут испытывать серьезные перегрузки. 

«Инфекционная служба сильно пострадала в последние годы. В некоторых регионах уже нет инфекционных больниц, остались только инфекционные отделения. На некоторых территориях серьезные проблемы могут возникнуть даже если будет всего 100 больных, из которых 15 будут требовать реанимационных мероприятий» — подытожила в беседе с The Moscow Times заведующая кафедрой инфекционных болезней РУДН Галина Кожевникова.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку