Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Экономика разоренной Венесуэлы может вырасти впервые с 2013 года

Возвращение элементов рынка остановило 75%-ное падение ВВП

Каракас, Венесуэла Фото: MIGUEL GUTIERREZ / EPA / ТАСС

Экономический кризис в Венесуэле стал одним из самых катастрофических в истории Латинской Америки. Но появляются признаки того, что после семи опустошительных лет экономическая ситуация в стране, возможно, начала стабилизироваться.

По мнению некоторых экономистов, решения социалистического правительства Николаса Мадуро ослабить валютный контроль и ограничения на импорт, а также стимулировать, пусть неофициально, долларизацию экономики, вдохнули в нее толику жизни. С 2013 г., когда Мадуро после Уго Чавеса занял должность президента (и который стал последним годом роста), ВВП Венесуэлы сократился на 75%.

Смена власти в Вашингтоне также дает надежду, что каким-то образом удастся найти выход из политического тупика, в котором уже долгие годы пребывает Венесуэла. Это, в свою очередь, может привести к ослаблению санкций США и еще сильнее подстегнуть деловую активность в стране.

Credit Suisse недавно спрогнозировал рост ВВП Венесуэлы в этом году на 4%. Банк признает, что оживление частично объясняется восстановлением после удара, нанесенного в прошлом году пандемией коронавируса, но отмечает, что «это еще не вся история». «Оживление внутреннего спроса, которое мы уже давно наблюдаем, становится все более очевидным в поступающих данных, — написал в отчете Альберто Рохас, главный экономист Credit Suisse по Венесуэле. — Ослабление ограничений и широкое использование иностранных валют в повседневных транзакциях разожгло экономическую активность — даже если совсем чуть-чуть».

Рохас считает, что в 2022 г. экономика может вырасти еще на 3%: «По нашему мнению, рост в этом году — это не просто прыжок дохлой кошки».

В самой Венесуэле скептично оценивают возможности сколь-либо заметного улучшения ситуации. «После такого глубокого падения, конечно, можно ожидать какого-то восстановления, — говорит Адан Селис, президент ассоциации венесуэльских производителей Conindustria. — Правительство ввело некоторые анархические меры экономической свободы, и это позволило нам вдохнуть немного чистого воздуха, но структурные проблемы остаются».

87%

на столько, по данным МВФ, за последнее десятилетие упал ВВП на душу населения — с $12 200 в 2011 г. до $1540. Впервые средний венесуэлец стал беднее среднего гаитянина.

Впрочем, некоторые другие аналитики также ожидают роста ВВП, пусть и небольшого. По оценкам венесуэльских консалтинговых компаний AGPV и Dinámica Venezuela, он составит в этом году 1,9% и 2,3% соответственно.

Oxford Economics ждет увеличения на 0,2% в этом году и скачка на 13,1% в следующем. Но предупреждает, что говорить о восстановлении нужно в контексте общей экономической ситуации.

Рост произойдет после двух лет [2019 и 2020 гг.] падения ВВП на треть или более. Учитывая масштабы коллапса с 2014 г., Венесуэла может в течение нескольких лет подряд демонстрировать двузначные темпы роста и так и не восстановить ВВП до докризисного уровня
– Маркос Касарин

Ситуация в стране настолько удручающая, что на каждого экономиста, прогнозирующего рост, найдется множество утверждающих, что станет только хуже, прежде чем наступит хоть какое-то заметное улучшение.

FocusEconomics, собирающая данные для консенсус-прогнозов, недавно опросила 21 банк и аналитическую компанию. Согласно консенсус-прогнозу, ВВП Венесуэлы сократится в этом году еще на 3,1%, а в следующем вырастет на 2,7%. МВФ более пессимистичен, ожидая падения на 10% и 5% соответственно.

Огромный разброс оценок отражает неопределенность относительно последствий пандемии, сроков и масштабов вакцинации, действия санкций, а также отсутствие адекватной статистики.

«Изменение санкционного режима при администрации Байдена остается главным фактором, определяющим экономические перспективы», — написал Стивен Вогадо, экономист FocusEconomics. Санкции запрещают продажу венесуэльской нефти в США и сильно осложняют ее экспорт в другие страны, хотя правительство Мадуро и нашло способы их обхода. Экспорт нефти потихоньку рос в течение пяти месяцев подряд, достигнув в марте 10-месячного максимума. Правда, относительно исторических показателей это капля в море.

Хотя нефть в последнее столетие была основой венесуэльской экономики, страна также производила значительное количество какао, кофе, риса. В ней была развитая текстильная, химическая, цементная, сталелитейная, алюминиевая промышленности. Практически все они превратились в руины в последние два десятилетия, когда Чавес и Мадуро осуществляли свою социалистическую боливарианскую революцию.

В магазине автозапчастей в Каракасе управляющий Альфредо Баррера говорит, что после нескольких лет гиперинфляции долларизация привела к некоторой стабилизации цен. «Экономика адаптировалась к проблемам страны. Сейчас можно говорить о наступлении относительной стабильности валютного курса, но до реальных улучшений еще далеко», — считает он.

Дуглас Паленсия, управляющий пекарней La Alicantina, которая существует уже более 30 лет, говорит, что пандемия сильно ударила по ее бизнесу. Витрина, обычно полная пирогов и прочей выпечки, сейчас пустует. «Я не жду чего-то хорошего в этом году», — говорит Паленсия.

Перевел Михаил Оверченко

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку