Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Страны не готовы идти к углеродной нейтральности предложенным МЭА путем

Производители и потребители ископаемого топлива раскритиковали доклад о зеленом переходе

Угольная шахта Адани в Австралии Фото: Cameron Laird / CC BY-SA 4.0

Ряд стран Организации экономического сотрудничества и развития, для которых Международное энергетическое агентство (МЭА) разрабатывает основы и ориентиры энергетической политики, выступили против его рекомендаций, изложенных в докладе о сокращении нетто-выбросов углекислого газа до нуля к 2050 г. Так, Япония, Австралия и Норвегия дали понять, что продолжат инвестировать в разработку ископаемого топлива, несмотря на советы МЭА.

Доклад агентства, который резко контрастирует с его прежней позицией, что углеводороды еще долго будут занимать важное место в мировом энергетическом балансе, был воспринят неоднозначно. Его приветствовали экологические активисты и инвесторы, требующие от добытчиков ископаемого топлива озаботиться проблемой изменения климата и разработать стратегии для перехода к зеленой энергетике. Тем более что МЭА призвало остановить инвестиции в новые нефтяные и газовые проекты, если мир хочет достичь углеродной нейтральности к середине века (хотя действующие проекты необходимо продолжать реализовывать, считает агентство).

Критики же говорят, что в своем сценарии оно не оценило адекватно риски для энергетической безопасности в будущем и не представило запасной вариант на случай, если мир не сможет разработать адекватные альтернативы с низкими выбросами СО2 взамен ископаемых видов топлива.

Согласно оценке МЭА, если мир сможет сократить нетто-выбросы углекислого газа до нуля к 2050 г., спрос на уголь к середине века упадет на 90%, газ — на 55% и нефть — на 75%.

Япония, которая была в числе стран — основателей МЭА после нефтяного шока 1973 г., всегда внимательно прислушивалась к его рекомендациям, но к вышедшему на прошлой неделе докладу в министерстве экономики, торговли и промышленности страны отнеслись со скептицизмом.

Факт заключается в том, что правительство Японии не согласно с некоторыми его положениями.

В качестве примера Каджияма указал на рекомендацию немедленно остановить инвестиции в новые проекты по разработке ископаемого топлива и постепенно исключить уголь из энергетического баланса.

Япония объявила цель сократить нетто-выбросы до нуля к 2050 г., но никак не может сформулировать план по ее достижению. Атомная энергетика непопулярна в стране после аварии на «Фукусиме», а гористая местность японских островов делает производство возобновляемой энергии относительно дорогим делом. Япония в апреле вместе с министрами по защите окружающей среды других стран «большой семерки» пообещала до конца года прекратить финансировать из государственных средств работающие на угле электростанции за рубежом, но не обозначила сроков для аналогичной меры внутри страны.

Австралийский министр Кит Пит указал, что в предыдущих докладах МЭА отводило углю бóльшую роль, а в последнем недостаточное внимание уделяется технологии по улавливанию СО2.

Уголь, нефть и газ продолжат составлять бóльшую часть австралийского энергетического баланса.

В качестве одной из стимулирующих мер по восстановлению экономики после пандемии Австралия использует государственные средства для развития газовой энергетики. Страна противостоит международному давлению установить цель по переходу к углеродной нейтральности.

Правоцентристская правящая партия Норвегии и главная оппозиционная левоцентристская партия, которые традиционно активно поддерживали МЭА, в этот раз тоже скептично оценили его предложения. В сентябре в стране пройдут выборы, и вопрос о будущем нефтяной отрасли, скорее всего, будет играть важную роль в ходе предвыборной кампании.

С глобальной точки зрения прекращение нефтедобычи [Норвегией] ничего не изменит.

Будучи крупнейшим производителем нефти в Европе, Норвегия способна добывать нефть и газ с меньшими выбросами, чем многие другие страны, заявила Бру.

Руководитель МЭА Фатих Бироль постарался ответить на критику в посте, размещенном в выходные в LinkedIn. Она не учитывает главную цель доклада, указал он.

В течение долгих лет нашим приоритетом было формирование безопасного и устойчивого энергетического будущего для всех, а это требует перехода к чистой энергетике. Это необходимо для обеспечения безопасного энергетического будущего – мир, разрушенный изменением климата в результате выбросов от ископаемого топлива, безопасным не будет.

Доклад МЭА раскритиковали несколько международных энергетических организаций: Всемирная ядерная ассоциация назвала его «в высшей степени непрактичным», а Всемирная угольная ассоциация — нереалистичным.

Представленная агентством дорожная карта несет серьезный риск для энергетической безопасности, считают в Международном газовом союзе. В случае ее реализации «мы увидим значительные перебои в поставках электричества, в функционировании транспортных систем <…> и существенный рост энергетических налогов», заявил генеральный секретарь союза Энди Кэлитц.

В крупных нефтегазовых компаниях тоже сомневаются, что изложенные в докладе шаги могут быть реализованы на практике. «Это сценарий на листе бумаги», — заявил на отраслевой конференции генеральный директор BP Бернард Луни. Он сказал, что уважает МЭА и оценил значимость доклада, но добавил, что миру нужно меньше сценариев и «больше действий» для осуществления энергоперехода.

Перевел Михаил Оверченко

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку