Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите MT!

Эпоха Назарбаева в Казахстане закончилась

После массовых протестов его преемник взял под контроль спецслужбы и обратился за помощью к Москве

Протесты, охватившие Казахстан через 30 лет после распада Советского Союза, могут обозначить конец эпохи Нурсултана Назарбаева. Но они не означают, что в богатой нефтью и ураном центральноазиатской стране стоит ожидать мягкого ухода от авторитарного правления.

Назарбаев управлял независимым Казахстаном до 2019 г., когда официально сложил с себя полномочия президента, передав пост своему преемнику Касым-Жомарту Токаеву. Однако Назарбаев не отошел полностью от дел, продолжая контролировать власть в качестве «лидера нации» и председателя Совета национальной безопасности.

Однако в ходе протестов на этой неделе Токаев, которого поначалу считали не более чем административным назначенцем, взял под контроль силы безопасности, забрав у человека, который сделал его президентом, даже пост председателя Совбеза, который пожизненно был закреплен за Назарбаевым. Бывший президент, которому сейчас 81 год и в честь которого столица страны была переименована в Нур-Султан, оказался не у дел; ходят даже слухи, что он мог покинуть Казахстан.

«И режим Назарбаева, и последовавший за его отставкой в 2019 г. период полупередачи власти завершились», – констатирует Георгий Волошин, аналитик по геополитике в парижской консалтинговой фирме Aperio.

В результате западные инвесторы, имеющие значительные интересы в нефтегазовом секторе Казахстана, оказались перед лицом масштабных потрясений. Для России же, которая в рамках Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) отправила в Казахстан воинский контингент, события у южного соседа создают неопределенность как раз в тот момент, когда она готовится к переговорам с США по Украине и европейской безопасности. Столь быстрая отправка войск беспрецедентна для созданной в 1992 г. ОДКБ: она, например, не вмешивалась в этнические столкновения в Киргизии в 2010 г. и не поддержала Армению во время войны с Азербайджаном в Нагорном Карабахе в 2021 г.

Бен Годвин, помощник директора консалтинговой фирмы Prism, занимающейся оценкой политических рисков, теперь ожидает «борьбы элит». «Токаев забрал власть у Назарбаева, но люди последнего пока много что контролируют, включая стратегические отрасли, такие как нефть и газ, банковский сектор и горную добычу, – говорит Годвин. – Если Токаев сможет обеспечить себе власть, начнется долгий период, в течение которого он будет передоговариваться с оставшимися олигархами».

Массовые протесты начались после выступлений против топливной реформы. Она предполагала отмену госсубсидий, которая привела к повышению почти в два раза цен на сжиженный углеводородный газ, который используется для заправки большинства транспортных средств. Недовольство подорожанием топлива быстро переросло в публичные протесты против Назарбаева.

«Тот факт, что местные экономически обусловленные требования на западе страны быстро распространились на другие регионы, свидетельствует, что в обществе накопилось значительное недовольство властью», – говорит Алекс Меликишвили, аналитик IHS Markit.

После 2019 г. были ожидания политической либерализации, но токаевская доктрина «слышащего государства», предполагавшая, что правительство будет активнее прислушиваться к мнению народа, «не принесла заметных результатов в плане общей демократизации», говорит Меликишвили: «Этой весной исполнится три года нахождения Токаева у власти, но в Казахстане так и не появились оппозиционные партии».

Ухудшение экономической ситуации усугубило недовольство. После обвала цен на нефть в 2014 г. зависящая от сырья экономика переживает непростые времена. Пандемия обострила ситуацию – инфляция ускорилась, разрыв между богатыми и бедными увеличился, государство не смогло предоставить адекватную помощь наиболее уязвимым слоям населения, говорят аналитики. Протесты связаны «с плохой экономической ситуацией и отсутствием политических реформ, которые должны были бы помочь решить проблему хронической нехватки политической конкуренции и доминирования в экономике семьи Назарбаева и связанных с нею кланов», считает Волошин.

В Алматы, самом населенном городе страны, протестующие громили магазины, банки, супермаркеты. «Ближайшие два дня станут определяющими для Токаева: он должен продемонстрировать жесткую реакцию, особенно в Алматы», – говорит Станислав Притчин, старший научный сотрудник в Центре постсоветских исследований ИМЭМО РАН.

Ситуация в западном нефтяном регионе Казахстана, где в воскресенье и начались протесты и который известен своим бунтарским характером, еще долго будет оставаться проблемной, полагает Годвин из Prism. «Население там очень отличается от населения Алматы или Нур-Султана. Это исключительно решительные и раздраженные люди. И, как мы видели в 2011 г., они способны протестовать в палаточных лагерях месяцами», – говорит он. В последние годы в Жанаозене, городе в Мангистауской области, неоднократно случались выступления из-за низких зарплат и роста цен. В 2011 г. после семимесячной забастовки нефтяников в столкновениях с силовиками погибли десятки протестующих.

Учитывая то, что некоторые требования протестующих сегодня вряд ли можно считать реалистичными, Токаеву может быть сложно их удовлетворить, полагают аналитики, – или реформировать правящие структуры Казахстана, несмотря на последние перестановки в органах власти и отставку правительства.

«Новое правительство вряд ли будет качественно отличаться от своих предшественников, потому что резерв квалифицированных кадров в правящих кругах Казахстана ограничен», – считает Меликишвили из IHS Markit.

читать еще