Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Постоянные артобстрелы подрывают боевой дух украинских войск в Донбассе

Украинский военнослужащий на позиции в Северодонецке. Oleksandr Ratushniak / AP Photo / ТАСС

Прошло уже семь недель с тех пор, как российская армия, потерпев неудачу под Киевом, отвела войска от столицы и сконцентрировала силы на завоевании Донбасса. С тех пор украинский войска, удерживающие там позиции, находятся под непрерывным артиллерийским огнем, что вызывает сравнения со сражениями Первой мировой войны.

Россия использует свое превосходство в вооружениях для пусть медленного, но все-таки продвижения в Луганской области – в частности, в ходе длящейся уже несколько недель операции по захвату Северодонецка. Постоянные артобстрелы сказываются на боевом духе украинских солдат, все более мрачными становятся и настроения среди руководства страны.

Особенно тяжело членам отрядов территориальной обороны, у которых нет такого боевого опыта, как у военнослужащих. Давление оказывают и российские спецслужбы. Согласно украинской разведке, защитники получают СМС, в которых содержатся угрозы им и их семьям, говорится, что Северодонецк станет вторым Мариуполем.

В многочисленных видео в соцсетях, которые могут быть частью российской пропаганды, показываются украинские солдаты, жалующиеся на плохие условия, нехватку еды, потребность в отдыхе. В одном из таких роликов командир взвода говорит: «Боевой дух так низок, что ничего с этим уже не поделать. Все истощены… У нас нет техники, воевать нечем, кроме АК-47».

Проверить достоверность этих видео трудно или вовсе невозможно, говорит Сэмюэл Крэнни-Эванс, военный аналитик Королевского объединенного института оборонных исследований:

Но поверить в них можно. Как и иностранцы, отправившиеся на фронт добровольцами, добровольцы украинской территориальной обороны обнаружили, что участвовать в войне с высокой интенсивностью боевых действий тяжело, особенно если нет поддержки.

Что касается регулярных войск, то вопрос об их боевом духе не стоит, утверждает Александр Данилюк, директор киевского Центра оборонных реформ: «Они держатся и выполняют приказы, но они хотят убивать врага, а не сидеть на позициях в качестве пушечного мяса». У Украины нет столько артиллерии, сколько у России, а та, что есть, недостаточно дальнобойная, добавляет он: «Мы стреляем раз, они в ответ стреляют 40 раз. На каждый из наших залпов они в отместку дают не менее двадцати».

В результате потери растут. Министр обороны Алексей Резников заявил в четверг: «[Каждый день] у нас погибает до 100 солдат, до 500 получают ранения. Кремль продолжает давить своей массой». Советник президента Михаил Подоляк сказал BBC, что ежедневно гибнет до 200 военнослужащих.

Риторика в Киеве заметно изменилась. В апреле, когда украинским войскам удалось отстоять Киев, Чернигов и Харьков и заставить русских отступить, настроения некоторое время были близки к эйфории. Посетив в конце прошлой недели передовую, президент Владимир Зеленский сказал в интервью Financial Times, что победа должна быть достигнута на поле боя, но добавил: «Мы уступаем в плане техники, поэтому мы не способны наступать. У нас есть воля для наступления, но люди – мой приоритет, мы понесем большие потери, если не будет вооружений».

Для наступления нужно в 10 раз больше мощи, «мы очень зависим от поставок вооружений с Запада», сказал президент.

Западные военные чиновники и эксперты говорят, что само по себе продвижение российских войск в Луганской области не является поворотным пунктом в войне. «Стратегически не ясно, каких адекватных целей Россия пытается достичь» за счет применения силы, отметил западный чиновник, оговорившись: не ясно даже, есть ли такие цели в принципе. «Есть ощущение стратегической импровизации… и ее вооруженные силы все чаще сталкиваются с недостатком боеприпасов и военного потенциала, что будет иметь стратегические последствия», – сказал он.

Ожидается, что поставки дальнобойной артиллерии и систем реактивного залпового огня со стороны западных стран, прежде всего США и Великобритании, со временем помогут изменить расклад сил на передовой. Вопрос в том, прибудут ли они достаточно быстро, чтобы предотвратить захват Северодонецка или других городов в регионе; к тому же украинским военным еще нужно время, чтобы научиться обращаться с новой техникой.

С другой стороны, Россия, говорит Подоляк, бросает в Донбасс все свои силы – за исключением ядерного оружия. В том числе, согласно сообщениям с фронта, – дорогие и мощные ракеты «Искандер», которые используются для обстрела мелких украинских позиций.

Боевой дух в российской армии невысок, а потери растут. Министерство обороны Великобритании говорит уже о 20 000 павших в бою россиянах; его майская оценка – 15 000. Украина оценивает текущие боевые потери России в 31 200 человек.*

* Проверить достоверность информации о боевых действиях в условиях военного времени возможным не представляется

читать еще