Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Потемкинская деревня в Мариуполе: как Россия «восстанавливает» захваченный город

Строительство домов в Мариуполе Дмитрий Ягодкин / ТАСС

Не подходящие по размеру окна. Сырой цемент. «Присланный из Петербурга» общественный транспорт, на самом деле закупленный украинскими властями еще до войны. Квартиры без отопления и автобусы без обогрева зимой. Концепция развития города, основанная на старых планах.

Это лишь малая толика очковтирательства, показухи и отмывания денег, которые сопровождают действия по русификации Мариуполя и «налаживанию жизни» в городе, где 90% жилого фонда было, по данным ООН, повреждено или уничтожено в результате штурма российскими войсками весной 2022 г. «Неподалеку от поддельных крымских деревень, построенных, чтобы впечатлить Екатерину Великую, начинают появляться трещины в потемкинском фасаде России», — пишет Financial Times в расследовании о восстановлении Мариуполя, сопровождаемом собранными газетой видеоматериалами.

Старые планы

За две недели до того, как сдались последние защитники Мариуполя, Россия представила подготовленную Минстроем и Единым институтом пространственного планирования РФ «Концепцию мастер-плана развития города Мариуполь» на 2022–2035 гг. Она предусматривает развитие городской среды, общественного транспорта, жилой застройки и пр. Проблема в том, что концепция основана на старых планах города и не учитывает масштабных перемен, которые произошли в нем с 2016 г. Когда в 2014–2015 гг. Москва пыталась с помощью вооруженных сепаратистов, а порой и частей регулярной армии создать на востоке Украины «Новороссию», многие жители типичного советского промышленного города были на стороне России. Поэтому затем украинские власти вложили в его модернизацию огромные деньги: с 2014 по 2021 гг. городской бюджет вырос более чем втрое. Мариуполь стал европейским городом (особенно по сравнению с соседними «ДНР» и «ЛНР», оставшимися под властью сепаратистов), многие районы превратились в современные городские пространства с парками и качественными дорогами, был полностью модернизирован общественный транспорт.

Сейчас трамвайная сеть восстановлена лишь частично, а некоторые новые маршруты проложены без связи с реальными потребностями жителей (которых осталось около 100 000 из довоенного населения в 430 000). Новые автобусы и трамваи с надписями «Москва и Санкт-Петербург города-побратимы», которые якобы были доставлены из города на Неве и которыми хвастались российские власти, оказались перекрашенными украинскими моделями, закупленными перед войной. «Это наш трамвай, даже с нашим регистрационным номером», — сказал FT Никита Бирюков, бывший заместитель директора транспортного департамента Мариуполя.

По его словам, в автобусах зимой не работали системы обогрева, и жители печально шутили, что в них холоднее, чем на улице. Из-за нехватки водителей ходит городской транспорт нерегулярно.

Также новые власти выдавали за результат собственной работы социальные объекты, такие как школы и детские сады, строительство которых не было завершено из-за войны и которые российские подрядчики лишь доделали.

Классический мегапроект

О крайне низком качестве строительных работ в Мариуполе говорят профильные специалисты, горожане, вынужденные проживать в недоделанных квартирах, и эксперты по коррупции. У многих управленцев и строительных компаний, присланных из России, нет опыта, отмечает генеральный директор «Трансперенси интернешнл — Россия» Илья Шуманов. Многих чиновников «брали «с самой низшей ступеньки [государственной] карьерной лестницы», а владельцы строительных компаний зачастую «скорее тем или иным образом связаны с чиновниками, чем являются звездами строительного мира».

Восстановление Мариуполя, по словам Шуманова, — классический российский «мегапроект», под который выделяются огромные бюджетные деньги (что создает широкие возможности для коррупции) и который нужно завершить в кратчайшие сроки. Хороший многоквартирный дом за два-три месяца, как это делают российские компании, не построишь, говорит Николай Трифонов, до войны возглавлявший департамент капитального строительства Мариуполя. Они дают бетону неделю, чтобы застыть, тогда как обычно на это требуется три недели, говорит Трифонов, предрекая проблемы для подобных зданий через два-три года.

C не меньшей халатностью ведется ремонт пострадавших от бомбежки домов. Одна из наиболее активно работающих в Мариуполе компаний — ООО «Р-строй», пишет FT. Она была создана всего за несколько месяцев до октября 2022 г., когда ее рабочие прибыли в поврежденный многоквартирный дом, где живет Максим, и удалили две трети окон. Осень была холодной, с ветрами и дождями, но люди жили в открытых квартирах до ноября, рассказал газете Максим, сам строитель по профессии. Когда же привезли новые окна, они оказались другого размера. Некоторые рабочие установили вверх ногами, другие торчали из стен. Вода затекала в квартиры и замерзала. Отопления не было до февраля 2023 г., горячей воды нет до сих пор.

Год спустя после начала работ жители дома, чьи квартиры регулярно затапливает во время дождей, все еще воевали с «Р-строй», которую основали два бывших работника газовой отрасли, директор компании по строительству больниц и бывший заместитель губернатора и которая связана с одной из крупнейших фармацевтических компаний России «Р-фарм» (в рейтинге «Короли госзаказа-2018» журнал Forbes поместил ее владельца Алексея Репика на 14-е место с суммой господрядов 34 млрд рублей).

Как рассказывалось в телеграм-канале «Новый Мариуполь!», компания остекляет и ремонтирует даже выгоревшие квартиры, постоянные же работы включают капитальный ремонт кровли, замену коммуникаций, остекление, внутренние отделочные работы. «Во многих квартирах этих малосемеек проживают люди, — передавал канал слова представителя „Р-строя“. — И наша главная задача — выполнить максимум работ по закрытию теплового контура до наступления холодов».

Полтриллиона на восстановление

Заказчиком работ, которые ведут «Р-строй» и другие компании в Мариуполе, является публично-правовая компания (ППК) «Единый заказчик» при Министерстве строительства РФ. Российские власти не публикуют данных о том, сколько денег выделяется на восстановление оккупированных территорий Украины. Но FT нашла документы, которые позволяют косвенно судить о масштабах этих работ: в 2024–2026 гг. «Единый заказчик» получит 445 млрд рублей (почти $5 млрд), которые должен перечислить подрядчикам, ведущим строительные и другие восстановительные работы на так называемых новых территориях.

Для сравнения: примерно на такую же сумму (500 млрд рублей) в 2024-2026 гг. сократятся расходы российского бюджета на ЖКХ – с 881,3 млрд до 381,2 млрд. Между тем, этой зимой регионы охватила эпидемия аварий, оставившая без отопления, горячей воды и электричества десятки тысяч человек. Кроме того, примерно 150 млрд рублей в год, которые планирует распределить «Единый заказчик», – это почти два годовых бюджета таких регионов, как Астраханская или Курганская области (83 и 78 млрд рублей соответственно). И примерно шесть годовых бюджетов бедных субъектов, таких как Калмыкия (26 млрд) или Еврейская АО (21 млрд рублей). И это только то, что направляет в оккупированные регионы Минстрой РФ.

В приложении к отчетности «Единого заказчика» за 2022 г. приводится список из 22 компаний, которым ППК выделила деньги, в том числе эквивалент $37 млн «Р-строю» во втором полугодии. FT поговорила с десятками жителей Мариуполя и собрала информацию о работе «Р-строя» в соцсетях. «Мы 483 дня ждали, когда начнутся работы по нашему дому, — рассказал газете Дмитрий, живущий в 12-этажном доме около проспекта Победы — центральной магистрали Левобережного района Мариуполя. — Куча отговорок, а работы так и не начались».

На фотографиях и видео заметно, что у дома, где во время обстрелов погибло около полутора десятка человек, сильно разрушены верхние этажи, еще несколько повреждены. Согласно паспорту объекта, вывешенному около дома, окончить работы в нем планировалось во II квартале 2023 г.

Ремонт в итоге начался в июне прошлого года и идет до сих пор.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку