Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Когда твой дом – больше не твоя крепость. Российские женщины боятся роста домашнего насилия из-за начала карантина

В стране, пораженной домашним насилием, приказ оставаться дома с агрессивным партнером может обернуться серьезными трагедиями

Pavel Golovkin / AP / TASS

Ангелина столкнулась с избиениями уже через несколько месяцев после свадьбы, и со временем они только усиливались.

В прошлую среду она схватила всё, что смогла, вызвала такси и с двумя маленькими детьми уехала в тесную квартиру своих родственников на окраине Москвы. Ее мужа в тот момент не было дома. Это была одна из последних рабочих смен накануне оплачиваемого карантина, который московские власти введут для того, чтобы удержать людей дома и, тем самым, предотвратить распространение коронавируса.

«Мне нужно было выбраться оттуда до того, как город закрылся. Возможно, это был мой последний шанс уйти от него», – сказала 29-летняя Ангелина по телефону The Moscow Times. Она попросила не указывать ее фамилию в тексте.

В стране, где домашнее насилие декриминализировано, а старая пословица гласит «Бьет – значит любит», правозащитные организации и работники здравоохранения беспокоятся о том, что карантин, введенный с понедельника мэром Москвы Сергеем Собяниным, грозит женщинам вроде Ангелины большой опасностью.

«С наступлением карантина, с точки зрения домашнего насилия, может сложиться ситуация «идеального шторма», – говорит Анна Ривина, глава правозащитной организации «Насилию.нет».

Точные масштабы бытового насилия в России неизвестны из-за недостатка официальных данных. Однако совместное исследование Росстата и Министерства здравоохранения, проведенное в 2012 году, показало, что, по крайней мере, каждая пятая женщина в России хотя бы раз в жизни подверглась физическому насилию со стороны собственного партнера.

В 2017 году президент России Владимир Путин, опираясь на настроения консервативных сил, декриминализировал домашнее насилие в стране. Годом позже омбудсмен Татьяна Москалькова была вынуждена признать, что это решение было ошибкой. Призывы к возвращению этой статьи в уголовный кодекс усилились после ряда громких случаев насилия в семье. Однако для таких женщин, как Ангелина, домашнее насилие продолжает оставаться будничным делом.

Ривина считает, что для женщин, которые находятся в абьюзивных отношениях, наступает опасный период: «Мужчины, склонные к жестокости, будут вынуждены оставаться дома в своих маленьких квартирах вместе с женами и детьми. Они останутся без работы и дохода. Напряженность перерастет в абьюз», – говорит она.

Она апеллирует к докладу ООН, который был опубликован в этом месяце. В нем изучалось влияние коронавируса на положение женщин. Так, Human Rights Watch отмечает, что в Китае карантин привел к «увеличению случаев насилия в семье из-за роста стресса, стесненных жизненных условий и сбоя механизмов общественной поддержки».

Некуда идти, некому звонить

Карантин угрожает нанести серьезный урон социальным связям, на которые полагаются наиболее уязвимые женщины, отрезав их от друзей и семьи, и сделав максимально зависимыми от собственного супруга, говорит защитница прав женщин Мари Давтян. Давтян – одна из соавторов законопроекта о предотвращении домашнего насилия, который активисты настойчиво продвигали для рассмотрения в правительстве.

«Исходя из нашего опыта, женщины, которые страдают от агрессии, чаще всего находят убежище в собственной семье. Они приходят туда, пока муж на работе. Теперь это будет не так просто сделать», – говорит Давтян.

Те немногие приюты и общественные центры, которые предлагали консультации для женщин, подвергшихся насилию, теперь тоже вынуждены закрыть свои двери. Одной из таких организаций является Независимый социальный женский центр в Пскове. Его директор Елена Яблочкина заявила, что центру пришлось закрыться, несмотря на рост просьб о помощи на прошлой неделе. «К сожалению, сейчас у нас остался только колл-центр, но я боюсь, что в тот момент, когда мы более всего нужны, этого будет недостаточно», – вздыхает она.

Представители приюта «Надежда» – единственной общественной организация для помощи женщинам, пострадавшим от домашнего насилия в Москве – также рассказали The Moscow Times, что им придется закрыть свои двери в обозримом будущем.

Экономический кризис

Коронавирус ударит и по финансовому положению российских домохозяйств, которые уже много лет вынуждены жить в условиях консервативной политики государственных расходов. Экономика, скорее всего, войдет в рецессию. Предприятия уже начали увольнять сотрудников или сокращать количество рабочих часов, а в магазинах начали повышаться цены из-за ослабления курса рубля. В то время как государственная поддержка, несмотря на все обещания, до сих пор остается незначительной, ориентируясь лишь на безработных и семьи с детьми.

Экономическая рецессия традиционно ведет к росту насилия в семье, считают правозащитники, специализирующиеся на защите женщин. «К сожалению, когда семьям приходится затягивать ремни, эти самые ремни начинают использоваться не по назначению», – говорит Давтян.

Российские официальные лица пока не представили никаких официальных предложений о том, как бороться с возможным ростом домашнего насилия, которое последует за введением ограничений.

Разоренная пандемией Испания запустила службу обмена мгновенными сообщениями, которая помогает женщинам, пострадавшим от насилия во время карантина, а также определяет их геолокацию.

Однако защитники прав женщин полагают, что вряд ли чего-то подобного стоит ожидать от российского правительства в этот неспокойный период. «Если власти плохо отслеживают домашнее насилие в обычное время, то чего стоит ждать от периода пандемии», – говорит Ривина.

«В нынешнее время многим женщинам придется сделать сложный выбор между самоизоляцией и риском быть избитой, и выходом на улицу, а значит заражением потенциально смертельным вирусом», – заканчивает она.

читать еще