Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

«От полного отрицания к чему-то вроде принятия»

Как меняется отношение России к изменению климата

Сергей Савостьянов / ТАСС

Российская делегация, которая приехала на конференцию по вопросам климата COP26 в Глазго, представляет страну, где существуют очень различные отношения к вопросу охраны окружающей среды.

Став участником саммита в Шотландии, Россия тем самым серьезно изменила свою прежнюю позицию, которая заключалась в полном отказе от борьбы с изменением климата. И хотя страна по-прежнему занимает четвертое место в мире по выбросам парниковых газов, Россия пообещала достичь нулевого уровня выбросов к 2060 году.

«Российский истеблишмент, действительно, стал проявлять больший интерес к проблеме изменения климата. – говорит Василий Яблоков, руководитель направления «Климат и энергетика» в Гринпис России. – Прежний подход заключался просто в том, чтобы все игнорировать и отрицать. Наконец появилось своего рода болезненное принятие реальности».

Уже заметна беспрецедентная заинтересованность Кремля в сокращении выбросов и тревога всего российского общества по поводу явного потепления климата и связанных с ним стихийных бедствий. Тем не менее, остаются серьезные вопросы относительно того, как Россия может декарбонизировать свою экономику, которая в значительной степени зависит от ископаемого топлива.

Экологи расценили поворот отношения в России к изменению климата как значительный, пусть и недалекий прорыв. В частности, в октябре страна дала обязательство достичь к 2060 году углеродной нейтральности – что означает выбрасывать в атмосферу меньше парниковых газов, чем она удаляет их из атмосферы – и к 2050 году снизить выбросы до уровня ниже выбросов Европейского союза.

«Мы добились реального прогресса. – говорит Яблоков. – За один год нам удалось убедить всех перейти от полного отрицания к чему-то вроде принятия».

Во многом изменения были вызваны сдвигами на самом верху российской политики. Президент Владимир Путин, который еще в декабре 2019 года публично ставил под сомнение антропогенное изменение климата, совсем недавно признал этот факт и в своем выступлении на заседании клуба «Валдай» в Сочи на позапрошлой неделе много говорил о необходимости перехода к зеленым технологиям.

Путин не приехал в Глазго, но ожидается, что он обратится к форуму по видеосвязи, и это станет признаком серьезности, с которой он относится к вопросам климата. В СМИ говорилось, что резкое изменение личного отношения Путина к проблемам климата стало результатом лоббирования со стороны его ближайшего окружения. В частности, такие фигуры, как глава Сбербанка Герман Греф и бывший глава «Роснано» Анатолий Чубайс, считаются сторонниками быстрого перехода России к зеленой энергетике. Они опасаются, что зависимость России от экспорта ископаемого топлива может сделать страну уязвимой к изменениям цен на мировых энергетических рынках.

Надвигающаяся угроза введения тарифов на выбросы СО2 в Европейском союзе, которые должны быть введены в 2026 году, только укрепляет экономическое обоснование действий по борьбе с изменением климата. Российские сырьевые гиганты, вроде «Газпрома» и «Норникеля», сильно зависят от европейских рынков, и перспектива введения углеродных тарифов, безусловно, усилила в Москве понимание необходимости быстрых изменений в экономике.

«Сегодня разногласия в правительстве по вопросу климата существуют, но, в основном, по вопросу временного графика. – говорит Алексей Кокорин, руководитель программы «Климат и энергетика» Всемирного фонда дикой природы. – Одни надеются, что кризис нефтегазовой отрасли наступит не ранее 2030-х годов. Однако другие – люди типа Чубайса и Грефа, которые более внимательно относятся к инвестиционному климату – уже видят, что все меняется очень быстро и что время перехода к зеленой энергетике уже пришло».

По словам советника правительства России по климату, который разговаривал с The Moscow Times на условиях анонимности, за последний год в Кремле произошел решительный сдвиг в сторону тех, кто призывает к быстрым действиям по борьбе с изменением климата. «Конечно, есть и такие, кто хочет двигаться гораздо медленнее при переходе к зеленой экономике. – сказал собеседник The Moscow Times. – Но они уже проигрывают. А дальше все пойдет еще быстрее».

Лесные пожары и теплые зимы

По мнению социологов, параллельно с изменениями в кремлевской политике «зеленое пробуждение» в России происходит и в общественном мнении. Пусть климат никогда и не был главной политической проблемой в стране, но небывало крупные лесные пожары в Сибири, катастрофические наводнения на побережье Черного моря и таяние вечной мерзлоты в Арктике привлекли всеобщее внимание к проблеме изменения климата, а также способствовали укреплению консенсуса в отношении необходимости неких политических действий.

Для Кремля природные катастрофы подчеркнули необходимость серьезного отношения к изменению климата. «За последний год изменение климата стало, действительно, вызывать беспокойство даже среди тех, кто еще и не верит в будущее без ископаемого топлива. – говорит Алексей Левинсон, руководитель отдела социально-культурных исследований Левада-центра. – Люди все чаще замечают связь между природными катастрофами и более широкой проблемой изменения климата, пусть сами они еще и не знают, как с этим бороться».

Традиционно в России экологический активизм был сосредоточен на случаях промышленного загрязнения, однако в последние годы произошли перемены – более частые случаи летней жары и теплые, бесснежные зимы подтвердили реальность изменения климата.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку