Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Financial Times

Чем Джеймс Бонд отталкивает и привлекает настоящих шпионов

Сегодня агент 007 – «не тот тип кандидата», что нужен спецслужбам, но одновременно остается «невероятно полезным» при вербовке агентов

Кадр из фильма «Не время умирать»

В последнем фильме о Джеймсе Бонде «Не время умирать» искусство порой столь точно отражает реальность, что становится как-то не по себе. Начинаешь нервничать, когда во время бушующей вокруг пандемии тебе рассказывают о смертоносном биологическом оружии. «M», директор МИ-6, горюет, что мир вооружается «быстрее, чем мы можем отреагировать», а враг, когда-то состоявший из плоти и крови, теперь «плавает в эфире». Аналогичные жалобы часто высказывают в реальном мире сотрудники оборонных и разведывательных служб, которым приходится иметь дело с искусственным интеллектом, кибератаками и перспективой высокотехнологичной войны.

Но если спецслужбы Великобритании и благодарны Голливуду за то, что он обращает внимание на эти угрозы, они стараются этого не показывать. Фильмы о Бонде всегда были для британских шпионов палкой о двух концах. Карикатурный образ крутого мачо, меняющего женщин, как перчатки, может отпугнуть кандидатов из числа женщин, людей с не белым цветом кожи и тех, кто не учился в привилегированных школах и университетах, – кого сегодня так хотят привлечь в свои ряды МИ-5, МИ-6 и Центр правительственной связи. При этом те, кто массово подает заявления на прием в спецслужбы после выхода очередного фильма, зачастую оказываются непригодны для карьеры современного шпиона.

Пьющий, любящий азартные игры, сладострастный, стреляющий без разбора киллер вроде 007 – «не тот тип кандидата, который нам нужен», сухо заметил представитель одной спецслужбы.

По этой причине в МИ-6 стараются явно не демонстрировать восхищение своим вымышленным (и самым известным) офицером. Алекс Янгер, недавно оставивший пост директора МИ-6, признал пять лет назад, что «испытывает противоречивые чувства» по поводу фильмов о Бонде, добавив: если бы тому пришлось сейчас поступать в секретную службу, «ему нужно было бы изменить свой образ действий». Нынешний директор Ричард Мур, который старается повысить представленность этносоциальных групп среди персонала, даже придумал в Twitter хэштег #forgetjamesbond. А генеральный директор контрразведки Кен Макколлум объяснил в прошлом году, что открытие странички в Instagram поможет МИ-5 «избавиться от сохраняющихся стереотипов о пьющих мартини» агентах и лучше рассказать о том, как на самом деле устроена жизнь в его ведомстве.

Но возможно, что руководители разведслужб зря так сильно пекутся о смене имиджа. Выгоды, которые Бонд приносит с точки зрения мягкой силы Великобритании и имиджа ее агентов как людей квалифицированных, уважаемых и всемогущих, очевидны.

Как рассказал мне один правительственный чиновник, бренд Бонда «невероятно полезен» при вербовке агентов – мужчин и женщин, которые рискуют своей жизнью, чтобы передавать важную информацию из, например, террористических организаций. Бонд «первым делом приводится в пример» для иллюстрации идеи о том, что благородно рисковать ради высшего блага, объяснил чиновник.

В голливудских блокбастерах бюджет МИ-6 кажется неограниченным, но в этом нет ничего плохого. «В глазах мировой аудитории мы предстаем в некоей форме вездесущей разведслужбы, – признал Янгер четыре года назад в письме журналу The Economist. – Это может быть весьма сильным мультипликатором».

Эффект Бонда настолько силен, что другие страны десятилетиями страдали от зависти к нему, говорит Кристофер Эндрю, профессор истории Кембриджского университета и официальный биограф МИ-5. По его словам, ФСБ так хотелось создать эквивалент Бонда, что она учредила премию за вклад в формирование положительного образа сотрудника органов госбезопасности. Например, в номинации «кино- и телефильмы» премию получил фильм 2007 г. «Код Апокалипсис», где суперагент Дарья обезвреживает четыре заложенные террористом ядерные боеголовки, тогда как бестолковые оперативники ЦРУ оказываются бессильны сделать это. Ее умения настолько восхитительны, что ей даже аплодируют американские солдаты.

Британским спецслужбам конкурс проводить не нужно, за них это может сделать Бонд из «Не время умирать». В последнем фильме агент предстает более уязвимым и смиренным, чем в своих предыдущих воплощениях, возраст и опыт смиряют его любвеобильные инстинкты.

Харизматичная Номи – молодая чернокожая восходящая звезда МИ-6 – гораздо лучший пример для подражания в мире шпионажа будущего, чем ее изрядно потрепанный предшественник.

Однако довольно о модернизации. Ретро-автомобили Бонда, стрельба без промедления, готовность опрокинуть в себя бокал с алкоголем во время операции – все это никуда не делось. Его Aston Martin молнией проносится по извилистым улочкам итальянского городка Матера, а сам он пробирается на остров главного злодея на придуманном Q летательном аппарате-невидимке, который затем трансформируется в подводный. По крайней мере в этих сценах можно быть уверенным, что реальная жизнь не вторгнется в выдуманный мир агента 007.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

читать еще