Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Financial Times

Внешняя агрессивность России объясняется внутренними проблемами

Сфера влияния, состоящая из коррумпированных автократий, сама провоцирует нестабильность и народные выступления

Андрей Никеричев / Агентство «Москва»

Россия в осаде. Враги подобрались к ее границам. Враждебный альянс, НАТО, теперь угрожает сделать своим членом Украину, которая исторически и духовно является частью России. И на долю Владимира Путина – как наследника Петра Великого, Александра I и Иосифа Сталина – выпало дать врагам отпор из Кремля.

Эту историю, в общих чертах, впаривают российские власти в тот момент, когда начинаются важные переговоры по вопросам безопасности с Западом. Россия сконцентрировала на границе с Украиной войска, угрожая вторжением, но называя это защитной реакцией на расширение НАТО. Украина для Путина – последний рубеж, объясняет директор Московского центра Карнеги Дмитрий Тренин.

Но рисуемая Кремлем картина – ерунда. Риска нападения НАТО на Россию не существует. Причина вступления такого количества стран в альянс с 1990-х гг. – их боязнь как раз российской агрессии. Реалистичные перспективы вступления Украины в НАТО сейчас отсутствуют.

Таким образом, любые уступки, на которые Запад мог бы пойти в ходе переговоров на этой неделе, будь то по размещению войск альянса или его расширению, не решат проблему безопасности, о которой говорит Путин. Потому что реальная угроза для российского лидера исходит изнутри.

Год назад по России прокатились демонстрации в поддержку оппозиционного лидера Алексея Навального, чьи расследования продемонстрировали роскошный стиль жизни Путина, его друзей и приближенных. Со все возрастающим исступлением Кремль называет всех своих внутренних оппонентов «иностранными агентами». В реальности это простые россияне, которые не любят власть и понимают, что фабрикуемые выборы не оставляют им надежд на перемены. Когда Навального не удалось отравить, власти посадили его в тюрьму. Они отрицают свое участи в попытке его убийства, но Навальный остается большей угрозой Путину, чем когда-либо может стать НАТО.

Представляя себя носителем русского национализма, Путин отождествляет угрозы собственной власти с угрозами в адрес всей нации. Но личная безопасность Путина и государственная безопасность России – не одно и то же.

Однако между внутрироссийскими проблемами Путина и его внешней агрессией есть связь. Война может обеспечить российскому лидеру поддержку националистического характера. Более того, единственный тип власти, который Путин готов терпеть у российских границ, – коррумпированная автократия, отражающая его собственный режим. Истинная демократия может стать альтернативной моделью, способной воодушевить оппозицию в России. Свободная страна также, скорее всего, сбежит из объятий Кремля и объединится с Западом.

Поэтому не во власти Америки обеспечить России стабильную «сферу влияния», которую требует Путин. Коррумпированные автократии, которые Кремль предпочитает иметь на периферии, по своей природе нестабильны из-за порождаемого ими сопротивления общества. Именно в результате народного восстания в 2013-2014 гг. было свергнуто коррумпированное, пророссийское правительство на Украине.

В последние дни Кремлю пришлось направить войска, чтобы помочь подавить беспорядки в соседнем Казахстане, – прямо накануне переговоров между США и Россией. Казахстан – это страна, где среднемесячный доход составляет $570, но семья Нурсултана Назарбаева, который правил с 1991 по 2019 гг., приобрела зарубежной недвижимости не менее чем на $785 млн.

События в Казахстане могут быть связаны с борьбой элит, но подобные проблемы как раз и характерны для коррумпированных автократий. Если богатства распределяются прежде всего среди собственных сторонников, то любые признаки изменений во власти провоцируют нестабильность. Эта дилемма может быть хорошо знакома Путину.

Казахстан – не единственная соседняя с Россией страна, которую охватывает кризис. Украв в 2020 г. победу на президентских выборах, белорусский диктатор Александр Лукашенко с тех пор жесточайшим образом подавляет оппозицию в обществе. Теперь Кремлю приходится поддерживать власти Казахстана и Белоруссии – одновременно угрожая вторжением на Украину.

Об этих проблемах стоит помнить, несмотря на все разговоры о том, что Россия находится в сильной позиции, начиная переговоры с Западом. В реальности современная Россия уже близка к тому, чтобы повторить историю СССР, который поддерживал «дружественные» режимы в соседний странах, угрожая им или вводя войска.

Быстрая, победоносная война может на время поднять популярность Путина. Но вторжение на Украину в 2022 г. не обеспечит выживания путинской системы, как и вторжение в Чехословакию в 1968 г. не обеспечило выживания Советского Союза. На самом деле, нападение на Украину лишь подорвет безопасность России и ухудшит ситуацию для Путина внутри страны. Если война затянется, потери среди российских солдат будут расти. Конфликт также ударит по российской экономике и усилит изоляцию страны.

Нападение России на Украину также придаст новый смысл существованию НАТО и может привести к тому самому расширению альянса, на который так жалуется Россия. В Финляндии и Швеции уже идут дискуссии о вступлении в НАТО, потому что в этих странах обеспокоены все более угрожающей риторикой и поведением России.

Даже если Россия сможет установить в Киеве марионеточный режим, агрессия Москвы приведет к небывалому росту украинского национализма, укрепив эмоциональный раскол между Россией и Украиной, который Путин считает отвратительной деформацией. И в итоге эта победа окажется очень странной для Кремля.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку