Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Россия не боится новых санкций Запада – она к ним подготовилась

А вот ЕС не снизил свою зависимость от российских энергоресурсов

Компрессорная станция «Портовая» газопровода Северный поток – 2. «Газпром»

В последние годы Россия предпринимала серьезные усилия, чтобы меньше зависеть от мировой финансовой системы. Благодаря стратегии, которую инвесторы называют «Крепость Россия», она сегодня лучше способна перенести санкции, которыми США и ЕС грозят ей в случае нападения на Украину, полагают аналитики.

Между тем, Евросоюз не избавился от зависимости от российского газа. Поэтому любые ограничения на экспорт российских энергоресурсов потенциально могут нанести ущерб самой Европе; кроме того, в качестве ответного удара Москва сама может ограничить поставки.

Санкции, которые сейчас обсуждают на Западе, могут оказаться гораздо жестче тех, что были введены после присоединения Крыма в 2014 г. Они могут напоминать меры, примененные против Ирана и Северной Кореи, которые практически отрезали эти страны от мировой экономики.

Россия

Но в Министерстве финансов России, которое уже не один год проводит стресс-тесты по наихудшим сценариями, считают, что экономика страны сможет пережить и такие санкции.

«Это неприятно, конечно, но решаемо в рамках работающих в РФ финансовых институтов. Думаю, они справятся в случае возникновения таких рисков», – заявил на прошлой неделе министр финансов Антон Силуанов.

«Когда Путин спрашивает, что мы будем делать, если нас накажут санкциями за военные действия, его чиновники могут отсалютовать и сказать: "Да, Владимир Владимирович, мы точно знаем, что делать". И это дает им чувство уверенности, что о санкциях беспокоиться не нужно», – говорит Александр Габуев из Московского центра Карнеги.

С 2014 г. Россия значительно увеличила золотовалютные резервы и пытается дедолларизовать экономику.

С конца 2015 г. резервы выросли более чем на 70%, превысив $620 млрд. Согласно опубликованным на прошлой неделе данным, доля доллара составляет 16,4% (в июне 2020 г. – 22,2%); около трети резервов – в евро, 21,7% – в золоте и 13,1% – в юанях.

Благодаря росту цен на нефть Фонд национального благосостояния (ФНБ) увеличился до $190 млрд, по данным на III квартал 2021 г. (согласно бюджетному правилу, в фонд поступают доходы от продажи нефти при цене выше $43 за баррель). Правительство намерено довести его до $300 млрд к 2024 г. При этом госдолг составляет около 20% ВВП и, по прогнозу Fitch Ratings, сократится до 18,5% к концу 2023 г.

Россия также научилась меньше полагаться на иностранных инвесторов. Их доля на рынке госдолга упала ниже 20% после того, как Вашингтон в прошлом году запретил инвесторам из США участвовать в первичных размещениях. Это снизило подверженность внешним шокам и вероятность неожиданных продаж. После запрета Минфин разместил бóльшую часть облигаций среди госбанков.

Российские компании также выучили уроки первых санкций, когда многие испытывали проблемы с привлечением средств для погашения кредитов перед западными банками. Внешний долг компаний сократился со $150 млрд в марте 2014 г. до $80 в 2021 г.

Санкции и меры по адаптации к ним имели, конечно, свои издержки: среднегодовой рост ВВП России с 2013 г. составляет 0,8% против 3% у мировой экономики. Реальные располагаемые доходы за этот период тоже упали. Консервативная бюджетная политика ограничивает социальные расходы и инвестиции в инфраструктуру.

Путин не дал использовать ФНБ для помощи пострадавшим от пандемии коронавируса, а бюджетный стимул оказался заметно меньше, чем в большинстве западных стран. Также в России быстро были смягчены антиковидные ограничения; по словам эпидемиологов, это привело к тому, что в стране – один из самых высоких в мире уровней смертности на душу населения.

«Это своего рода стабильность позднесоветского периода, где экономический рост приносится в жертву стабильности», – говорит Мария Шагина, приглашенный научный сотрудник Финского института международных отношений.

Евросоюз

В то время как Россия последовательно сокращала свою зависимость от иностранного финансирования, ЕС мало что сделал для снижения своей зависимости от поставок российских энергоресурсов. Более 40% газа и четверть нефти он импортирует из России. Перебои в этих поставках могут спровоцировать энергетический и экономический шок.

«После 2014 г. ЕС не научился на своих ошибках. Он собирался за счет диверсификации сократить поставки газа из России, собирался стать более устойчивым и более сильным геополитически. Мы не видим, чтобы это произошло», – говорит Шагина.

Также ЕС полагается на импорт из России других важных природных ресурсов, таких как титан. Это не позволит ввести санкции против «ВСМПО-Ависма», крупнейшего поставщика титана для самолетов Boeing.

Такая зависимость осложнит возможность Запада ввести более широкие санкции против российского финансового сектора. В США и ЕС обсуждался запрет на операции с ведущими госбанками России или ее отключение от глобальной платежной системы SWIFT. Но эффективно это можно сделать только в том случае, если они перестанут закупать ее продукцию, говорит Габуев:

Нужно оставить открытым канал для оплаты за российские нефть и газ. [Санкции] не заставят Путина изменить свое решение, потому что любой ущерб от них в Кремле считают приемлемым и полагают, что могут на них отреагировать.

читать еще