Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Противостояние на Украине грозит России поражением в битве с инфляцией

Даже без вторжения кризис усугубляет растущее ценовое давление внутри стран

В ближайшие недели инфляция может достигнуть 9%. Волатильность рубля усугубляет эту проблему. Станислав Красильников/ТАСС

Противостояние между Россией и Западом из-за Украины грозит подорвать планы России по борьбе с инфляцией и ускорить рост стоимости жизни в стране. Как заявили несколько экономистов в разговоре с The Moscow Times, это может произойти, даже если в итоге и будет найдено дипломатическое решение конфликта.

Российские рынки переживают  повышенную волатильность в ожидании итогов российско-американских переговоров, которые могут стать последней попыткой избежать военной эскалации. С момента начала обострения конфронтации в конце октября рубль упал на 10%, что осложнило и без того не очень успешную борьбу с растущими ценами. Согласно последним данным, инфляция в России оставляет 8,4% – самый высокий уровень за последние шесть лет, и это более чем в два раза превышает целевой показатель Центрального банка, составляющий 4%.

Как предупреждают эксперты, волатильность рынка и курс Кремля в сторону потенциальной военной конфронтации могут серьезно усилить экономические проблемы страны.

«Все более напористая внешняя политика России представляет потенциальную двойную угрозу для экономики. Она порождает риск дополнительных санкций и в то же время не позволяет решать давние социально-экономические проблемы», – написал аналитик Scope Ratings Левон Камерян в аналитической записке, опубликованной в четверг.

Центральной из этих проблем является падение уровня жизни, которое в последние годы стало постоянным явлением. Почти десятилетие домохозяйства страдают от падения реальных доходов – начиная с момента введения санкций после присоединения Крыма и поворота президента Владимира Путина к режиму жесткой экономии и консервативной макроэкономической политике.

Правительство пытается защитить экономику от санкций, однако не желает тратить средства Фонда национального благосостояния, составляющие почти $200 млрд, для поддержки экономики и домохозяйств. Опасаясь опустошения резервного фонда в случае еще более сильных штормов,  Кремль не стал делать этого даже на пике кризиса, вызванного коронавирусом в 2020 г.

Теперь все внимание направлено на то, как в сложившейся ситуации будет действовать Центробанк. В 2014 г. регулятор поднял процентные ставки до 17%, что стало реакцией на двойной удар по российской экономике – западным санкциям после присоединение Крыма и падению цен на нефть, которое привело к резкой девальвации рубля и стремительному росту инфляции.

В случае вторжения России в Украину США угрожают новым раундом санкций, которые могут «разорить» российскую экономику, но Центробанк все равно стоит на своем.

«Для Центробанка это довольно сложный микс. – сказала The Moscow Times бывший сотрудник Центробанка и экономист «Ренессанс Капитала» Софья Донец. – Он уже сообщил, что будет делать в случае введения санкций. Сложность в том, что мы еще не в санкционном сценарии, а рубль уже слаб, и неопределенность высока. Эта неопределенность будет главным фактором, влияющим на политику Центробанка».

Аналитики говорят, что Эльвира Набиуллина, возглавляющая Центробанк уже девять лет, имеет с трудом завоеванную репутацию консервативного регулятора. Под ее руководством Центробанк ведет ортодоксальную политику управления денежными средствами, в частности, сохраняет ключевую ставку на уровне выше инфляции. Поэтому, по словам экспертов, Центробанк практически не имеет возможности для превентивных действий.

Крайне вероятно, что военный конфликт приведет к дальнейшему падению рубля и росту инфляции в результате повышения цен на импортные товары.

«Центробанк четко оценивает риск санкций и внешнеполитической напряженности. Он готов принимать меры в ответ на действия, а не на риски и угрозы. – говорит экономист ING Russia Дмитрий Долгин. – Да, рубль сейчас находится под давлением, но это еще не катастрофа. Очевидно, что это способствует инфляции, но пока не настолько драматично, чтобы существенно ее ускорить».

Однако некоторые считают, что даже если к следующему заседанию Центробанка 11 февраля никаких конкретных санкций не последует, неопределенность уже оказывает давление на российскую экономику, и это может заставить Набиуллину действовать. «Ослабление рубля из-за опасения санкций усиливает инфляционное давление, что, в свою очередь, повышает риск еще более агрессивного повышения ставок», – говорит Кристофер Грэнвилл из инвестиционной компании T.S. Lombard. 

«Рост доллара и общая волатильность рынка влияют на решения Центробанка по ключевой ставке – через влияние ставки на инфляцию и инфляционные ожидания», – считает Дмитрий Полевой, директор по инвестициям брокерской компании «Локо Инвест». Инфляционные ожидания являются показателем того, насколько быстро, по мнению населения и бизнеса, будут расти цены в ближайшие месяцы – и это один из наиболее внимательно отслеживаемых показателей для Центробанка.

«Российское население и компании следят за курсом рубля как за важным индикатором экономического и финансового здоровья страны. – говорит Долгин.  – Давление на рубль не может остаться незамеченным».

По данным недавнего опроса, проведенного «Левада-центром» (признан в РФ иноагентом), процент россиян, которые считают, что страна может вскоре столкнуться с экономическим кризисом, уже сейчас больше, чем когда-либо с 2015 г. – период разгара рецессии. Такая динамика может повлиять на структуру расходов и ускорить инфляционный цикл, о чем сама Набиуллина неоднократно предупреждала. Еще до последнего витка международной напряженности рост цен был более быстрым, чем прогнозировали Центробанк и большинство экономистов, и в ближайшие месяцы инфляция может приблизится к 9%, а то и вырасти выше. 

Однако Софья Донец считает, что даже, если США введут новые санкции, волатильность еще не достигла кризисного уровня, который может спровоцировать серьезное повышение ставки примерно на два процентных пункта. Пока Донец не видит необходимости и в других формах вмешательства, вроде покупки рублей для укрепления валюты, хотя ситуация и близка к этому.

«Рубль еще не пересек «красную черту» Центробанка, которая на уровне 80 руб. за доллар, а, возможно, и выше. – говорит Донец. – До тех пор, пока рубль торгуется ниже 80, все нормально. Однако если курс поднимется выше, то могут начаться интервенции [Центробанка]».

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку