Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Financial Times

Путин, Украина и теория безумца в дипломатии

Западные лидеры цепляются за надежду, что российский президент блефует насчет вторжения

kremlin.ru

Будет ли война на Украине? Наверняка это может знать один человек – Владимир Путин. Президент России приказал сконцентрировать у украинских границ большую военную группировку. Окончательное решение, нападать или нет, будет принимать он один.

Но как он будет его принимать? Это зависит от того, в какую версию российского лидера вы верите: Путин Рациональный или Влад Безумный.

Большинство западных политиков верят в Путина Рационального. Они утверждают, что хорошо его изучили за те 20 с лишним лет, что он находится у власти. Он циничен и аморален. Но также практичен и расчетлив. Он рискует, но он не сумасшедший.

Но есть и другие аналитики, которые боятся, что российский лидер превращается во Влада Безумного. Они считают, что он находится у власти слишком долго, поэтому все сильнее теряет связь с реальностью и становится все более параноидальным. Из-за его изоляции во время пандемии ситуация только ухудшилась. Влад прислушивается лишь к членам опасно узкого круга националистически настроенных советников.

В качестве доказательства того, что Путин Рациональный превратился во Влада Безумного, некоторые указывают на появившееся у него в последнее время увлечение написанием длинных, националистически окрашенных эссе по истории и культуре. Таковым была июльская статья более чем на 5000 слов «Об историческом единстве русских и украинцев», в которой независимость Украины представлялась как отклонение от исторического пути.

Годом ранее Путин опубликовал длинную статью о причинах Второй мировой войны, в которой утверждал, что Британия и Франция сознательно подталкивали нацистскую Германию к нападению на Советский Союз. Эти страстные размышления могут указывать на то, что российским лидером все сильнее движут эмоции и эксцентричные теории.

Западная дипломатия в украинском вопросе по-прежнему в основном построена на отношении к российскому президенту как Путину Рациональному. Лидер Франции Эмманюэль Макрон на этой неделе едет в Москву, чтобы попытаться его вразумить и заключить сделку.

И США, и европейцы проводят политику, которую можно описать как «сдерживание плюс пути отхода». Цель заключается в том, чтобы показать Путину: цена нападения на Украину будет слишком высока. Российская армия понесет тяжелые потери, экономика пострадает от разрушительных санкций, а Россия окажется в еще большей изоляции. Предъявив Путину столь непривлекательные перспективы, Запад пытается предоставить ему и «пути отхода» – дипломатические опции, которые обеспечат его стране престижный статус великой державы и возможность начать переговоры о безопасности в Европе по широкому кругу вопросов.

Некоторые из недавних заявлений Путина укрепили надежду на то, что, рационально все взвесив, он может уйти от конфликта. Его предположение, что США сознательно пытаются втянуть Россию в войну, можно расценить как подготовку пути к отступлению. В конце концов, зачем воевать, если именно к этому тебя пытается сподвигнуть твой враг?

Однако американцы все еще исходят прежде всего из предположения, что вероятность войны выше, чем деэскалации. Оно основано не на том, что Путин говорит, а на том, что он делает. В последние две недели американцы наблюдают за наращиванием российской военной группировки. Особенно их беспокоит концентрация дополнительных войск в Белоруссии – всего в двух часах езды на север от Киева. Ставший ручным Александр Лукашенко разрешает Москве использовать свою страну как плацдарм для возможного вторжения. Россия также завершает все необходимые для начала военных действий логистические приготовления.

Военные аналитики думают, что российские войска, вероятно, смогут достаточно быстро окружить или даже занять Киев, если получат соответствующий приказ. Но те, кто верят в Путина Рационального, утверждают, что он понимает: полномасштабное вторжение – это безумие. По их мнению, с большей вероятностью Путин предпримет ограниченную по масштабам военную операцию, возможно, в восточной Украине, где уже давно тлеет конфликт между украинской армией и пророссийскими сепаратистами.

Ограниченное вторжение, организованное так, чтобы «расквасить нос» украинцам, может скорее внести раскол в ряды западных союзников, чем объединить их, поскольку они начнут препираться из-за того, как им реагировать. Между тем, власть на Украине может быть дестабилизирована, правительство падет. А у России останется возможность признать регионы восточной Украины независимыми республиками. Такой подход можно счесть рискованным, но рациональным.

Но если представить, что сейчас верховодит Влад Безумный, Россия может предпринять гораздо более радикальные шаги. Что если Путин верит собственной пропаганде? Страстная вера в «союз русских и украинцев» (вкупе с параноидальной верой в то, что Америка манипулирует Украиной) может заставить российского лидера опасно недооценить реальность украинского национализма. В результате Путин может не осознать в полной мере масштабы сопротивления, с которым столкнется российская армия, если попытается напасть на Украину и оккупировать ее.

Возможен еще один сюжетный поворот – что Путин Рациональный только притворяется Владом Безумным. «Теорию безумца» ввел в оборот президент Ричард Никсон, говоривший своим советникам: хорошо, если враги Америки будут считать его достаточно безумным, чтобы использовать ядерное оружие. Путин, как сообщается, планирует масштабные военные учения с проверкой ядерного оружия – шаг как раз из арсенала «безумца».

Однако грань между тем, чтобы действовать, как безумец, и быть им, невероятно тонка.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку