Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Financial Times

Си Цзиньпину предстоит принять судьбоносное решение по Украине

kremlin.ru

Незадолго до вторжения на Украину Владимир Путин встретился с Си Цзиньпином в Пекине. Вскоре после этого страны объявили о «неограниченном» партнерстве.

Действительно ли оно будет неограниченным, может стать понятно в ближайшие дни. Появились сообщения, что Москва попросила Пекин о военной помощи, и если Си ее предоставит, Китай опосредованно втянется в войну с США и НАТО, которые поддерживают Украину. Такое решение положит конец глобализованной экономической системе, которая в последние 40 лет обеспечила феноменальный подъем Китая.

Россия и Китай очень враждебно относятся к доминирующему положению США в мире. Но к противостоянию с США они подходят по-разному. Китай может себе позволить играть вдолгую, полагаясь на свою экономическую мощь, которая со временем поможет изменить баланс сил. Но Россия, находясь в более слабом экономическом положении, прибегла на Украине к грубой силе.

Действия Путина теперь угрожают подорвать долгую игру Пекина. Даже если китайские руководители предполагали, что когда-нибудь придется разорвать тесные отношения с США, теперь конфронтация с Западом грозит стать реальностью сегодняшнего дня.

Если Китай поможет России обойти западные санкции, он, весьма вероятно, станет объектом вторичных санкций. Поставки оружия России породят призывы ввести санкции и против Китая, бойкот китайских товаров потребителями и уход западных компаний.

Быстрая, победоносная война на Украине была бы очень выгодна Китаю, тем более что тогда столь любимые Пекином заявления о неуклонном упадке американского влияния выглядели бы более достоверными. Кроме того, в результате могли бы сложиться благоприятные условия для нападения на Тайвань.

Однако Россия на Украине завязла. Западный альянс возродился, а США и их союзники расчехлили новое оружие в виде экономических санкций, которые выглядят очень грозно даже для Пекина.

Теперь Китаю приходится учитывать, что в результате санкций Россия потеряла доступ к большей части своих валютных резервов. Как отмечает экономист Барри Эйхенгрин, одна из главных причин, по которой страны накапливают валютные резервы, – «иметь кубышку, в которую можно залезть во время геополитического конфликта». Но Китай, обладающий крупнейшими валютными резервами в мире, только что осознал, что может за один день потерять доступ к своей кубышке.

Китай сильно зависит от внешних поставок энергоресурсов и продовольствия. Он десятилетиями опасался, что ВМС США могут заблокировать ему морские пути. Гигантские инвестиции Китая в свой военно-морской флот частично объясняются как раз стремлением нивелировать такую возможность. Но теперь Пекин должен учитывать вероятность того, что замораживание валютных резервов вкупе с другими финансовыми санкциями может быть столь же серьезной угрозой, что и морская блокада.

И из этой ситуации нет простого выхода. Очевидным решением было бы увеличение роли юаня в международной торговле. Но Пекин так и не сделал свою валюту полностью конвертируемой из-за опасений, что это может привести к бегству капитала.

К санкциям против России присоединились ЕС, Великобритания, Швейцария, Южная Корея, Япония, Сингапур, и формирование объединенного фронта развитых экономик должно беспокоить Пекин. Китай все время сопоставлял себя с США: крупнейшая торговая держава, крупнейшая экономика по паритету покупательной способности, страна с крупнейшими ВМС. Но если теперь Китаю придется противопоставлять себя не только США, но также Евросоюзу, Британии, Канаде, Австралии и Японии, его позиция будет выглядеть гораздо менее сильной.

Понятно, что изолировать Китай экономически будет гораздо сложнее, чем Россию. Он глубоко интегрирован в западные цепочки поставок, для многих западных транснациональных компаний он стал центральным звеном их бизнес-стратегий. Даже некоторые американские ястребы согласились с тем, что экономическая взаимозависимость США и Китая – это данность. Но мировой кризис заставляет людей пересматривать даже базовые положения. И идея экономического отделения Китая от Запада, которую раньше даже невозможно было себе представить, начинает выглядеть более вероятной.

Враз осложнились и военные расчеты Китая. Если даже опытная российская армия не может взять верх над украинцами в ходе наземного вторжения, как Китай сможет организовать гораздо более сложное морское вторжение на Тайвань? События на Украине позволяют предположить, что тайваньцы будут яростно сопротивляться и Китаю придется нести большие потери. И если в случае с Украиной президент Джо Байден исключил участие в конфликте американских войск, он предположил, что Тайвань США будут готовы защищать.

Часто говорят, что в «неограниченном» партнерстве с Россией Китай будет старшим партнером, но решение Си поддержать Путина уже выглядит просчетом. Сложно играть вдолгую, если привязываешься к безрассудному игроку.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку