Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Как срочников переводят на контракт для отправки в Украину

В некоторых воинских частях России срочники подписывают контракты для отправки в Украину по принуждению или «задним числом», рассказали собеседники The Moscow Times. Такая практика существовала и раньше, однако, с началом войны в Украине стала чаще применяться.
Александр Авилов / Агентство «Москва»

Президент Владимир Путин в традиционном поздравлении 8 марта пообещал, что в военных действиях в Украине будут участвовать только кадровые военные, однако, уже 9 марта Минобороны признало, что срочники все же попали на войну, а некоторые даже оказались в плену.

«К сожалению, обнаружились несколько фактов присутствия военнослужащих срочной службы в частях российских вооруженных сил, участвующих в проведении специальной военной операции на территории Украины. Практически все такие военнослужащие уже выведены на территорию России», — сказал представитель Минобороны России генерал-майор Игорь Конашенков.

Военная прокуратура ведет расследование произошедшего, в Кремле информацией о том, как в Украину могли попасть срочники, до сих пор не располагают. Журналисты The Moscow Times пообщались с родителями нескольких срочников, которых обманом привлекли в контрактной службе в армии.

Мать одного из военнослужащих на условиях анонимности рассказала о том, как ее сын оказался на контрактной службе. По ее словам, молодой человек прошлым летом призывался из Санкт-Петербурга и попал в 38-го отдельный гвардейский полк связи воздушно-десантных войск России (воинская часть № 54164 в Подмосковье).

«В конце февраля сын и его сослуживцы, такие же срочники, узнали, что еще до нового года зачислены на контракт. Всем ребятам по 18-19 лет. У них отобрали телефоны, связи с ним нет, мы не знаем, где они», —  пояснила она.

По словам женщины, на контрактную службу было записано большинство срочников, которые были призваны вместе с ее сыном в 2021 году. Мать солдата не может связаться с сыном уже больше недели, она предполагает, что он может находится в Украине.  

Наталья Позанен, мать солдата-контрактника Павла Позанен, погибшего под Харьковом 24 февраля также утверждает, что контракт был подписан с нарушением. Павла призвали прошлым летом в воинскую часть № 29750, а на контракт перевели всего через 2 месяца службы.

«Мой сын ничего не подписывал, контракт подписали за него. Там другой почерк, даже инициалы спутали.  — рассказывает Наталья Позанен. — Мы сразу обратились в военную прокуратуру, а там мне сказали, что таких дел очень много, поэтому расследование шло медленно. А потом их все-таки отправили в Украину».

По словам Позанен, другие матери срочников из этой части тоже жаловались, что их детей насильно переводили на контракт. «Я знаю, что некоторых били, чтобы они подписали контракт. Я не понимаю, зачем это нужно, если есть профессиональные военные, зачем отправлять на войну мальчишек, которых вообще не хотят воевать».  — недоумевает жещина.

Кирилл Уляшев из Воронежа погиб под Киевом 27 февраля, на третий день войны. К этому времени молодой человек успел прослужить всего 2 месяца на срочной службе в 76-й гвардейской дивизии, в середине февраля он попал на учения на границе с Украиной, где у солдат отобрали телефоны. Последний раз родным он звонил за день до гибели. Оказалось, что погибший числился, как контрактник, хотя согласно федеральному закону № 53, для заключения контракта нужно отслужить не менее 3 месяцев.

Правозащитники фиксируют десятки обращений от родителей вчерашних призывников из разных регионов, они сообщают о массовых нарушениях при подписании контрактов о приеме на службу в армии. Комитет солдатских матерей России официально проблему не признает, однако, один из правозащитников организации на условиях анонимности рассказал The Moscow Times, как срочники оказываются на контрактной службе.

«Поступление на контрактную службу — процесс длительный, есть ряд условий. Во-первых, контракт нельзя заключить со срочником, который отслужил меньше 3 месяцев. Во-вторых, после подачи рапорта, здоровье солдата должны проверить на пригодность, и это длительный процесс, — поясняет правозащитник, — На деле мы видим, что эти условия не соблюдают, на военнослужащих давят, процедура нарушена, были случаи, когда солдаты по факту узнавали, что они уже на контракте».

По его словам, с начала войны поступило более сотни обращений от родителей  военнослужащих, около половины — о том, что сыновья внезапно оказались на контрактной службе. Причем звонившие сообщают сразу о десятках срочников, попавших на контракт вместе с их сыновьями.

Это стало возможно, в том числе, из-за того, что у срочников отбирают документы: паспорта и военные билеты, объясняет правозащитник.

«Это грубейшее нарушение, они же не в местах лишения свободы. Тем не менее, бывает такое, что командиры забирают военные билеты, и уже там ставят отметку о прохождении службы по контракту. Сами военнослужащие в таком случае могут и не узнать о смене статуса, и такие обращения у нас тоже были», — рассказывает правозащитник.

По его оценке, количество жалоб на принуждение к контрактной службе увеличилось с началом вторжения России в Украину. 

Юрист Комитета солдатских матерей Александр Латынин признает, что подобная практика существовала раньше, но сейчас за этим строго следят надзорные органы.

«Раньше были случаи, когда срочники подписывали контракты за день-два с нарушением процедуры, чтобы поехать на учения, — потом эти контракты разрывали, мы о таких случаях знаем, — рассказывает Латынин, — до начала спецоперации такое тоже могло быть, но сейчас никто не станет отправлять неопытных ребят в Украину. По каждому сигналу мы работаем, разбираемся, на место выезжают следователи военной прокуратуры».

Кадровый военный с Урала говори, что такая схема подписания контрактов продолжает существовать: если кадровый состав не укомплектован, командиры начинают вербовать на контрактную службу срочников.

«Замполит проводит работу со срочниками, например, предлагают заключить контракт на время срочной службы и расторгнуть его, чтоб ребята домой с деньгами поехали. Иногда уговаривают, иногда давят. — рассказывает военный, — когда-то я сам так подписал контракт для отправки в Чечню: нас просто поставили строем и сказали, что те, кто не поедут, могут себя мужчинами не считать. На 19-летних парней действует безотказно».

Согласно указу президента от 2017 года, численность российской армии превысила 1 миллион человек. Однако, уже сейчас очевиден дефицит подготовленных кадров. 11 марта президент Владимир Путин поручил Совбезу переправить на Донбасс из стран Ближнего Востока 16 000 добровольцев. Эксперты не исключают ввода белорусских войск на территорию Украины в рамках соглашения ОДКБ.

Численность контингента, который был отправлен в Украину не раскрывается, данные о потерях противоречивые. Как подсчитала русская служба BBC по информации в открытых источниках, сейчас известно о 557 погибших военных. Однако, по данным ВСУ, потери российской стороны куда выше. В 2015 году указом президента потери в ходе спецоперация в мирное время — засекречены. Поэтому узнать о реальном положении дел, потерях и кадровом составе военнослужащих невозможно.

The Moscow Times продолжает следить за случаями незаконной отправки солдат-срочников в Украину. Если вы или ваши близкие подписали контракт с нарушением процедуры и хотите рассказать об этом, напишите нам на электронную почту kn@themoscowtimes.com

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку