Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Как Алексей Мордашов пытается спасти активы от санкций

Алексей Мордашов. Кирилл Зыков / Агентство «Москва»

Когда Россия вторглась в Украину, Алексей Мордашов действовал быстро, поменяв собственника принадлежавших ему пакетов акций на миллиарды долларов. А связанная с ним суперъяхта стоимостью $500 поспешила на родину.

Мордашов, сделавший состояние в сталелитейном бизнесе, но имеющий вложения и в других секторах, от угле- и золотодобычи до путешествий и медиа, – один из богатейших людей России. Правда, его состояние, которое, по данным Bloomberg, до начала войны составляло около $28 млрд, заметно сократилось. И после того, как Евросоюз и Великобритания ввели против него санкции, он столкнулся с проблемой: как удержать некоторые из своих самых драгоценных активов.

Как и многие олигархи, Мордашов имеет значительные международные активы, но они защищены благодаря непрозрачным структурам владения и различиям в законодательствах разных юрисдикций. «Становится очевидно, что в системе есть дыры, – говорит Мейра Мартини, эксперт по денежным потокам Transparency International. – Количество лазеек, которые используются для обхода правил, уже просто вызывает смех».

28 февраля, через четыре дня после начала вторжения и в день введения против него санкций ЕС, Мордашов передал долю в немецкой туристической компании Tui в размере 29,9% от своей кипрской компании Unifirm фирме, зарегистрированной на Британских Виргинских островах и подконтрольной Марине Мордашовой, которую считают его третьей женой.

Также он передал ей контрольный пакет акций зарегистрированной в Лондоне золотодобывающей компании Nordgold – за две недели до введения британских санкций.

Затем в середине марта находившаяся на Сейшелах яхта стоимостью $500 млн, которую, по сообщениям, Мордашов получил в прошлом году, подняла якорь. Последнее место, где удалось отследить 142-местровую яхту Nord, которая ходит под флагом Каймановых островов, – порт Владивосток.

Однако на этом проблемы Мордашова не закончились. Правительство Германии сочло передачу пакета акций Tui «недействительной», пока шло официальное расследование. Подконтрольная Мордашову «Северсталь» может допустить дефолт, поскольку Citigroup заморозил процентные платежи до окончания проверки. Иностранные консультанты и директора покинули «Северсталь».

Итальянские власти заморозили активы Мордашова, включая виллу на Сардинии стоимостью 105 млн евро и еще одну яхту, Lady M, стоимостью 65 млн евро.

Работающие с Мордашовым люди описывают его как человека практичного и проницательного, способного разглядеть возможности в бизнесе. По их словам, они никогда не говорил о политике. У него степень MBA и почетная степень доктора от школы менеджмента Нортумбрийского университета в британском городе Ньюкасл. За десятилетие он финансировал обучение там более 200 менеджеров «Северстали».

«Великобритания интересно ему в основном своими услугами, такими как образование, – говорит Эндрю Какабадзе, почетный профессор Cranfield School of Management, которая получила от Мордашова 1,7 млн фунтов на исследования в области деятельности советов директоров. – Его бизнес был больше связан с США, чем с Европой. Одно время он был фаворитом Путина не по политическим соображениям, а благодаря его техническим навыкам. Он очень хороший управленец. Сохранял дистанцию. Его приглашали на пост министра, но он отказался».

Избегая напрямую критиковать Путина, Мордашов в начале марта призвал прекратить кровопролитие на Украине и заявил, что далек от политики. «Абсолютно не имею никакого отношения к возникновению нынешней геополитической напряженности. Не понимаю, почему в отношении меня введены санкции», – заявил он.

Тем не менее, в течение долгого времени Мордашов помогал людям, близким к Путину. В 2003 г. он купил долю в банке «Россия», среди акционеров которого – друг Путина Юрий Ковальчук, Николай Шамалов, чей сын Кирилл одно время, как сообщалось, был женат на дочери президента, и «Сургутнефтегаз».

Вместе с «Россией» и «Сургутнефтегазом» он участвовал в создании Национальной медиагруппы, крупнейшего в России частного медиахолдинга, имеющего доли в ряде газет и телекомпаний. В их числе – «Первый канал», который яростно защищает обоснованность «спецоперации» Путина в Украине.

Когда банк «Россия» попал в 2014 г. под санкции США после аннексии Крыма, он открыл на полуострове свои отделения, а Путин перевел в него свою зарплату. А «Силовые машины» Мордашова, как говорилось в мартовском санкционном указе ЕС, продали на полуостров четыре турбины.

После того, как Путин призвал крупные компании реинвестировать прибыль, а не вознаграждать акционеров, Мордашов в прошлом году сказал FT:

Важно понимать, что Путин – наш президент и лидер нашей нации, и он во многом отражает то, что думает каждый средний россиянин.

Попытки Мордашова и других олигархов, имеющих тесные связи с Путиным, увести свои активы из-под санкций осложняют усилия западных правительств по оказанию давления на них. «Одна из главных проблем – когда люди переводят активы партнерам, которым они доверяют, членам семьи и подставным лицам, – говорит Том Стокс, старший расследователь Центра по исследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP). – Такую операцию очень трудно развернуть».

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку