Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Аналитики CIT рассказали о слабостях российской армии в Украине

Russian Army military vehicle drives along a street in Armyansk STRINGER

На заре войны появилась информация, что российская армия возьмет Киев за 96 часов. Об этом сообщали The New York Times и Newsweek со ссылкой на Пентагон. Однако блицкрига не случилось, и война продолжается до сих пор.

По данным Military Strength Ranking, российская армия — вторая по военной мощи в мире. Почему ей не удалось выполнить поставленные задачи, рассуждают аналитики Conflict Intelligence Team Руслан Левиев, Кирилл Михайлов и еще один, пожелавший сохранить анонимность, — в материале «Важных историй» (власти РФ считают «иноагентом»).

Ключевой проблемой они называют «тотальную» нехватку личного состава. По их данным, армии приходится идти на всяческие ухищрения, чтобы сформировать батальонные тактические группы. Именно поэтому командование использовало срочников или набирало «людей совершенно не боевых специальностей».

Кроме того, эксперты напомнили, что Россия стала куда менее милитаризованной страной, чем во времена СССР, когда приходилось противостоять НАТО. При бывшем министре обороны Анатолии Сердюкове армию хотели сделать компактной с упором на профессионализм. Однако после его увольнения в 2012 году реформу забросили, а зарплаты контрактников сократились в разы. В итоге многие соединения комплектуются срочниками, уровень боеспособности которых существенно хуже.

9 марта Минобороны признало, что срочники участвуют и в войне против Украины. В ведомстве зафиксировали «несколько фактов» их присутствия и заявили, что «практически всех» уже вывезли обратно в Россию. Как отмечают аналитики, отзыв срочников с фронта сказался на механизированных соединениях, которые «очень сильно потеряли в боеспособности». 

Второй негативный фактор влияния на российскую армию — недостаток ракет и плохая разведка.

В авиации и противовоздушной обороне Россия должна была иметь подавляющее преимущество. По данным аналитиков, обычно армия РФ не стесняется применять артиллерию и авиацию, как это было с Мариуполем. «Это типичная российская стратегия. И она же генерирует большинство военных преступлений. Так было в Чечне, в Сирии», — отмечают они.

Однако если говорить о ракетах, оказалось, что их у России довольно мало. За полтора месяца армия РФ использовала примерно 1500 тысячи ракет, но для такой большой страны, как Украина, этого недостаточно. Потому с задачей уничтожить украинские ПВО и авиацию Россия до конца не справилась, и стратегическое господство в воздухе ей завоевать не удалось.

Кроме того, в российской армии большие проблемы с разведкой целей. Аналитики предполагают, что «цели определяются по старым данным, которые были актуальны в лучшем случае до 2014 года, а в худшем — еще в советское время». «Мы неоднократно наблюдали сообщения в социальных сетях, подкрепленные фото и видео, что удар мощной ракетой нанесен по месту, где когда-то был военный объект, но его давно уже там нет», — пояснили они. В результате ракеты тратятся нерационально. 

Третьей проблемой аналитики называют плохую координацию и связь.

В пример они приводят Одессу, когда морпехи пошли по земле и их разгромили около Баштанки, а одновременно с этим десантники зачем-то прилетели в Одессу и начали там высаживаться, не дождавшись подхода сил по земле. Координации не произошло — и те и другие потерпели поражение. 

Еще один пример отсутствия координации, которое обернулось гибелью бойцов — поход кузбасского ОМОН на Киев. Аналитики предполагают, что военным дали приказ выдвинуться в Киев и навести там «конституционный порядок». Однако десантники не взяли аэродром Гостомель, чтобы получить подкрепление, а ОМОН поехал вперед и был сожжен на мосту через Ирпень. Эксперты считают, что бойцов либо не предупредили, либо с ними не смогли связаться.

Еще одна проблема — в отсутствии единого командования. По словам аналитиков, до сих пор российские военные округа выступали поодиночке, без серьезной координации. Восточный военный округ наступал на Киев, Центральный — на Чернигов, Западный — на Сумы и Харьков, Южный действовал на юге Украины и в Донбассе. Только сейчас появился единый командующий. Речь идет о генерале Александре Дворникове, который координирует войска в Донбассе.

Четвертая причина недостаточной эффективности российской армии — низкий уровень военных навыков.

По данным аналитиков, солдаты и командиры подразделений даже не умеют работать со связью, хотя им и предоставили такие средства с защищенными каналами. На учениях это не проверялось, а в мирное время есть мобильный телефон. Получается, что штаб в тылу не знает, где солдат, а солдат не может получить команду, что делать дальше.

Что касается оперативно-стратегической координации, где связь работает нормально, по словам аналитиков, к такой войне армия не готовилась. «А если и были какие-то учения, они были срежиссированы, как в театре», — пояснили они.

Если же говорить о навыках непосредственно ведения боев, то их проверить сложно. Например, насколько метко бойцы стреляют. Аналитики уточнили, что в «армии распространен мухлеж», чтобы получать отличные отчеты. На самом деле мишени поражают снайперы, на бумаге рисуют красивые цифры, «а по факту никто ничего не умеет». 

Также эксперты винят коррупцию. В армии она проявляется не только в деньгах, но и в званиях, которые приносят дополнительный доход. То есть на учениях военные не пытаются что-то натренировать и реально научиться, их цель — получить очередное звание или премию. 

Пятая проблема — низкое качество экипировки и снабжения.

Аналитики отмечают, что у России есть спецназ, который более-менее экипирован. Однако в целом форма военнослужащих оставляет желать лучшего. Например, зимнюю форму делают из дешевого материала, который легко горит и плохо изолирует тепло, Обмундированием нужно обеспечить миллионную армию, и на чем-то приходится экономить.

Есть проблема и с таким военным снаряжением, которое Запад поставлял Украине в предыдущие годы: бронежилетами, касками, прицелами, перевязочными пакетами. Например, ночью на фронте в атаку никто не пойдет, потому что ничего не видно. А украинские войска с прицелами ночного видения могут позволить себе вести боевые действия в темноте.

Аптечки у российских солдат 1970-х годов: в них только бинт и обезболивающие. По словам аналитиков, современная аптечка стоит дорого, а советская уже есть на складе, ее покупать не надо. В результате соотношение убитых и раненых примерно один к трем. Украинская армия успевает спасти гораздо больше раненых до того, как они умрут. У нее есть современные кровоостанавливающие и отработана процедура эвакуации.

Последней, шестой, причиной неудач российской армии аналитики называют низкий боевой дух.

По их словам, солдаты недостаточно мотивированы. До 24 февраля военные думали, что это только учения и они вот-вот поедут домой. В первые дни они осознали, что это война, но считали, что все закончится быстро. А оказалось, что дела обстоят плохо.

Другая мотивация — материальная. По данным аналитиков, иногда контрактникам отказывают в выплате обещанных Путиным компенсаций за гибель или ранение в «спецоперации». В качестве объяснения говорят, что погибший был на учениях и ни в какой «спецоперации» не участвовал.

Кроме того, солдаты видят, как погибают сослуживцы, и пишут рапорт на увольнение, опасаясь за свою жизнь.

В целом аналитики считают, что со временем российская армия будет более мотивирована, однако насколько она будет многочисленной — это вопрос.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку