Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Как России обходить санкции? Северная Корея может научить

kremlin.ru

В сентябре 2020 года зарегистрированная в Гонконге компания перевела корабль, который месяцем ранее пропал из баз данных по отслеживанию судов, в собственность расположенной в Пхеньяне Su Ryong San Shipping Co Ltd. Эта компания, имеющая китайских владельцев, вывезла из Северной Кореи до 200 000 т угля, экспорт которого запрещен санкциями, и по бартеру обменяла его у китайской мебельной компании на две поставки удобрений в КНДР, согласно данным ООН.

Сложные схемы подобно этой — лишь часть глобальной сети фирм-пустышек, сырьевых трейдеров, шпионов, киберпреступников, банков и судоходных компаний, построенной для того, чтобы избегать международных санкций против торговой и финансовой систем КНДР. Китай и Россия в этой ситуации занимают двусмысленную позицию: номинально соблюдают санкции ООН, но в реальности закрывают глаза на подпольные операции, которые помогают северокорейскому режиму удерживаться наплаву.

И теперь аналитики пытаются понять, какой урок западным политикам стоит извлечь из примера КНДР в том, как Китай может помочь Москве смягчить экономическое давление Запада. «Пример Северной Кореи очень поучителен, не в последнюю очередь тем, что она выживает, потому что отдала значительную часть своей экономики на откуп России и Китаю», — говорит Джеймс Бирн из Королевского объединенного института оборонных исследований (RUSI).

Россия может воспользоваться услугами специальных китайских банков, которые помогают осуществлять незаконные операции и затем ликвидируются или перерегистрируются, прежде чем удается выявить их деятельность, говорит Цзонюань Лю, научный сотрудник Совета по международным отношениям в Нью-Йорке. «Это устоявшаяся модель, и ее уже используют Северная Корея и Иран. Но в случае с Россией объемы так велики, что будет очень сложно переводить деньги и не попасть на американские санкции», — говорит Лю. Разница между экономиками КНДР и России очень велика — $27,4 млрд против почти $1,5 трлн ВВП в 2020 г. И для режима, который интересуется исключительно выживанием и самообогащением, схемы обхода санкций, позволяющие заработать даже десятки миллионов долларов, имеют серьезное значение.

«Передача экономической активности в руки Китая может помочь некоторым секторам, но не всей экономике», — считает эксперт по санкциям Аарон Арнолд, который работал в правительстве США и следил в ООН за соблюдением санкций в отношении КНДР. В пример он приводит Иран, который фактически установил с Китаем бартерные отношения по обмену нефти на товары: «Вскоре Иран был завален китайскими товарами, которые ему были не нужны и которых он не хотел».

У Китая будет больше власти над Россией, он сможет требовать значительных скидок при обсуждении нефтяных и газовых сделок, считает Лю. Она также напоминает, что Китай отменил ограничения на импорт российской пшеницы и ячменя в феврале, непосредственно перед вторжением России в Украину.

По словам Тома Китинга, директора Центра изучения финансовых преступлений и безопасности RUSI, китайские банки уже оценивают риски проведения связанных с Россией операций в каждом конкретном случае:

Транзакции отклоняются в западных отделениях китайских банков по регуляторным причинам, а потом проводятся в Шанхае, если их сочтут стратегически важными для Китая. Китай вполне может стать клиринговой палатой для российских операций, и здесь можно применять множество интересных трюков, будь то аналог мексиканского «черного рынка песо» для трансграничного финансирования торговли наркотиками или старая как мир модель использования посредников, которые организуют операции без фактической передачи денег.

В последнем докладе ООН о нарушении санкций Северной Кореей приводятся примеры таких схем:

  • тайваньское транспортно-экспедиционное агентство, помогающее Пхеньяну импортировать десятки тысяч тонн нефти;
  • отели и казино в Камбодже, которыми управляют северокорейские шпионы;
  • план построить завод по производству оружия и наркотиков в Уганде;
  • схемы по импорту автомобилей класса люкс и даже концертного рояля.

Кроме того, и Россия, и КНДР активно занимаются киберпреступлениями. Министерство финансов США на прошлой неделе связало северокорейских хакеров с кражей криптоактивов на $615 млн у игроков популярной онлайн-игры Axie Infinity.

читать еще