Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Как Владимир Путин убил хорошее отношение Италии к России

Владимир Путин и Сильвио Берлускони kremlin.ru

Через год после аннексии Крыма бывший премьер-министр Италии Сильвио Берлускони навестил на полуострове Владимира Путина. Они распили бутылку местного 240-летнего вина, которое в Украине считали национальным достоянием. Вернувшись домой, Берлускони поддержал аннексию, раскритиковал санкции ЕС против России и высоко оценил лидерские качества российского президента.

Хотя Берлускони к тому времени уже не был у власти, эта поездка отразила тесные связи итальянской политической и деловой элиты с Россией и традиционную симпатию Рима к Москве. Но после вторжения России в Украину реакция была совсем другой. Премьер-министр Марио Драги и его правительство заняли жесткую позицию, а итальянские компании публично не жалуются на санкции.

По мнению аналитиков, это одно из самых радикальных изменений во внешней политике Европы за долгие годы (наряду с пересмотром оборонной стратегии Германией). Из всех стран Западной Европы у Италии были давние и самые теплые отношения с Россией. Европейские дипломаты даже обвиняли Рим в том, что он препятствует более жесткой реакции ЕС на агрессию Москвы. Теперь, при Драги, бывшем президенте Европейского центробанка, который назвал войну ударом по послевоенному порядку, Италия повернулась спиной к старому другу.

«Мягкость по отношению к России, из-за которой Италия раньше выглядела чудаковатой, не вписывающейся в европейский мейнстрим, исчезла, — говорит бывший посол Италии в НАТО Стефано Стефанини. — Сейчас внешняя политика Италии по отношению к России радикально меняется. В этом заслуга Драги, но новая политика переживет его».

Еще в декабре итальянский лидер не считал вероятность вторжения в Украину высокой, подчеркивал важность взаимодействия с Путиным и предупреждал, что санкции ударят по Италии сильнее, чем по другим странам ЕС, учитывая ее зависимость от поставок российского газа, на которые приходится 40% импорта. Но с 24 февраля Драги назвал вторжение посягательством на европейскую безопасность, высоко оценил мужество и стойкость президента Владимира Зеленского и помог разработать жесткие санкции против Банка России, которые заморозили более половины валютных резервов, составлявших $643 млрд.

Итальянские власти конфисковали у российских олигархов суперъяхты и виллы более чем на 1 млрд евро. Это стало шоком для тех россиян, что рассчитывали на защиту от подобных действий благодаря связям с влиятельными итальянцами.

Рим пообещал не выступать против эмбарго на российские энергоносители, и Драги предупредил соотечественников, что им тоже придется пойти на жертвы в борьбе с российской агрессией. «Мы хотим мира или вы хотите, чтобы у вас был включен кондиционер?» — сказал он. Недавно Драги заявил итальянской газете, что теперь согласен с теми, кто называет переговоры с Путиным «бесполезными и пустой тратой времени».

Итальянские телевизионные ток-шоу по-прежнему предоставляют много эфирного времени сторонникам Москвы — министр иностранных дел России Сергей Лавров даже выступил в воскресенье вечером в прямом эфире крупнейшей частной телекомпании страны, принадлежащей Берлускони. Но недавний опрос, проведенный миланским Институтом международных политических исследований, показал: почти 61% итальянцев винят в войне Путина, 17% — НАТО, еще 17% не имеют четкой позиции.

Даже Маттео Сальвини, лидер популистской партии «Лига Севера» и давний поклонник Путина, дистанцировался от российского лидера и возложил цветы к посольству Украины в Риме. Бизнес-лидеры, которые обсуждали укрепление деловых связей на видеоконференции с Путиным за месяц до начала войны, когда российский контингент уже стоял на границе с Украиной, хранят молчание по поводу санкций ЕС. Между тем, в 2014 г. они не стеснялись жаловаться на ограничения. Но сейчас многие итальянские компании думают о сворачивании работы в России.

«Произошло нечто необратимое», — говорит директор Института международных отношений Натали Точчи.

Связи между Италией с Россией установились еще во времена холодной войны, когда итальянские предприятия, возглавляемые энергетической госкомпанией Eni и автопроизводителем Fiat, работали в СССР. В Италии действовала крупнейшая в Западной Европе коммунистическая партия, и страна рассматривала себя как мост между Москвой и Западом.

Отношения укрепились после распада Советского Союза, когда итальянские компании, включая банки, выходили на российский рынок, россияне скупали итальянские предметы роскоши, а предприниматели инвестировали в итальянские активы. Берлускони в бытность премьером немало сделал для создания «Совета Россия–НАТО», чтобы уменьшить разногласия с Москвой из-за расширения альянса на страны бывшего советского блока.

Но признаки напряженности в отношениях стали проявляться еще до событий в Украине, говорит Точчи. В последние годы Москва активно развивала связи с двумя крупнейшими популистскими партиями Италии: «Лигой» Сальвини и «Движением пяти звезд». Такие контакты в Риме стали воспринимать как вмешательство во внутреннюю политику. А силовые структуры были недовольны амбициями России в Ливии, бывшей итальянской колонии, где у Рима свои стратегические интересы, включая энергетику.

Некоторые эксперты предупреждают, что жесткая позиция Италии в отношении России может ослабнуть после истечения полномочий Драги, особенно если конфликт в Украине подорвет уровень жизни итальянцев и этот вопрос станет темой для обсуждения на выборах 2023 г. «Если война продолжится, любому находящемуся у власти будет трудно придерживаться очень жесткой линии», — говорит Джованна Де Майо, приглашенный научный сотрудник Института европейских, российских и евразийских исследований при Университете Джорджа Вашингтона.

Но большинство аналитиков считают, что вторжение в Украину необратимо подорвало доверие итальянского бизнеса к России. Это приведет к резкому сворачиванию коммерческих отношений и ослабит пророссийский электорат. «Когда война закончится, прекратится и эскалация санкций, но тенденция к снижению зависимости от России не изменится, говорит —Стефанини. — Крупные компании, такие как Eni, принимают эту реальность. Газовое эмбарго могут ввести или не ввести, но зимой 2024 или 2025 гг. газ и электричество не будут поступать из России».

читать еще