Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Генри Киссинджер: нужно дождаться, когда у России и Китая возникнут разногласия

Генри Киссинджер. U.S. Department of State

У Китая и России не может быть общих интересов по всем вопросам, поэтому придет время, когда их разногласия позволят Западу выстраивать разные отношения с двумя странами, считает Генри Киссинджер. «В принципе, [китайско-российский] альянс направлен против сложившейся [международной] системы, он сформировался. Но мне не кажется, что по своему характеру это долговременные отношения», — сказал бывший советник по национальной безопасности президента и госсекретарь США на конференции Financial Times в Вашингтоне.

Незадолго до вторжения России в Украину, на открытии зимней Олимпиады в Пекине 4 февраля, Владимир Путин и Си Цзиньпин обнародовали совместное заявление, в котором провозгласили безграничную дружбу между двумя странами. Риторика Пекина после начала вторжения во многом совпадает с российской — в конфликте обвиняются прежде всего НАТО и США. Но на практике Китай — пока, во всяком случае, — не оказывает России такой поддержки, на которую она рассчитывала. Судя по сообщениям западных СМИ, Москва даже обращалась к Пекину с просьбой помочь вооружениями. Президент США Джо Байден после этого во время видеоразговора с Си Цзинпином предостерег его от таких шагов. США следят, чтобы Китай не помогали России обходить западные санкции, и пока удовлетворены поведением Пекина, рассказали недавно Reuters высокопоставленные американские чиновники.

Китайские компании тоже ведут себя очень осторожно. Государственные нефтяные компании воздерживаются от увеличения закупок российской нефти, телекоммуникационные, чье оборудование, как надеялись в Москве, сможет заменить западные поставки, даже сократили экспорт. Китайская платежная система UnionPay отказалась работать с попавшими под санкции российскими банками.

Сегодня тоже можно по-разному выстраивать подходы к Китаю и России, считает Киссинджер, – как и 50 лет назад, во время холодной войны. В феврале 1972 г. президент США Ричард Никсон прибыл в Китай. Визит, положивший начало процессу нормализации отношений между двумя странами и политике разрядки, готовил Киссинджер. На конференции FT Киссинджер объяснил: СССР тогда был главным врагом, но отношения с Китаем у США тоже были хуже некуда.

«Мы полагали неразумным, имея двух врагов, относиться к ним абсолютно одинаково», поэтому решили наладить отношения с Пекином. Сделать это, по словам Киссинджера, помогли трения между СССР и Китаем. Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев не мог даже представить себе, что Китай и США могут сблизиться, тогда как председатель КНР Мао Цзэдун был готов вести диалог, несмотря на все идеологические разногласия, пояснил Киссинджер.

После окончания войны в Украине геополитическая ситуация в мире сильно изменится, считает он. России придется пересмотреть свои отношения, как минимум, с Европой, а также общее отношение к НАТО. «Китаю и России не свойственно иметь одинаковые интересы во всех проблемах, которые могут возникнуть. Не думаю, что мы можем создать противоречия между ними, но, полагаю, к этому приведут обстоятельства», – сказал Киссинджер. И добавил:

Неразумно занимать такую враждебную позицию по отношению к двум врагам, чтобы она способствовала их сближению. Если мы будем следовать этому принципу история даст нам возможность применить различные подходы. Это не значит, что кто-либо из них [Россия или Китай] станет близким другом Запада, это лишь означает, что по конкретным вопросам, когда они будут возникать, у нас будет возможность применять различные подходы. Не надо объединять Россию и Китай воедино.

Киссинджер также считает, что руководство Китая постарается извлечь уроки из российского вторжения в Украину. «Любой китайский лидер будет теперь размышлять, как не оказаться в ситуации, в которую себя загнал Путин, и как в любом кризисе, который может случиться, не стать тем, против кого выступила основная часть мира», – сказал он.

Аналогичной позиции придерживается директор ЦРУ Уильям Бернс, также выступавший на конференции FT. «Очевидно, что китайское руководство пытается тщательно анализировать уроки, которые они должны извлечь из украинской ситуации в отношении собственных амбиций на Тайване. Я ни на минуту не думаю, что это ослабило решимость Си со временем получить контроль над Тайванем. Но полагаю, что это влияет на их расчеты относительно того, как и когда они собираются это сделать, – сказал Бернс. – Думаю, они были поражены тем, как Трансатлантический альянс объединился и предпринял меры, чтобы Россия из-за своей агрессии понесла огромные экономические издержки. Поэтому, думаю, сейчас они очень тщательно взвешивают эти вопросы».

читать еще