Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Падение экспорта нефтепродуктов из России стимулирует рост цен на нефть

Андрей Любимов / Агентство «Москва»

Цены на нефть, проведя два месяца в диапазоне $99–114 за баррель, возобновили устойчивое восхождение. 30 мая баррель стоил $122. Но основная причина сейчас — в нехватке не сырой нефти, а нефтепродуктов.

Мировая экономика, продолжая восстанавливаться после пандемии ковида, требует больше топлива. При этом работу рынка нарушают перебои с поставками нефти и нефтепродуктов из России. И если на продающуюся с большим дисконтом сырую нефть нашлись покупатели в Индии, Турции и Китае (взамен отказывающихся от нее европейских стран), так что ее экспорт даже превысил довоенный уровень, то поставки нефтепродуктов заметно сократились.

В мае они упали до самого низкого уровня за последние 22 месяца, то есть до отметок, наблюдавшихся в самую острую фазу в начале коронакризиса, по оценке Vortexa, которая анализирует передвижение судов. Российские НПЗ из-за сложностей с отправкой продукции замедляют работу. По прогнозу JPMorgan, перерабатывающие мощности в России сократятся на 1,3 млн баррелей в сутки в период до конца года. Правда, другие аналитики говорят, что в сезонном падении экспорта топлива из России нет ничего необычного.

Неопределенность относительно поставок энергоресурсов из России, особенно после того, как Великобритания и Евросоюз договорились о запрете страховать танкеры, перевозящие российскую нефть, грозит рынку высокой волатильностью. Резкое сокращение российского нефтяного экспорта может спровоцировать полномасштабный нефтяной кризис и взлет цены Brent выше $150 за баррель, предупреждают аналитики Bank of America.

Рост цен отражает сохраняющиеся проблемы с поставкой нефтепродуктов, таких как бензин и дизельное топливо, которые нарастали еще до вторжения России в Украину. Главная причина — нехватка инвестиций в добычу и переработку, говорит Амрита Сен, основатель и главный нефтяной аналитик Energy Aspects:

Цена сырой нефти составляет $120 за баррель, но цена нефтепродуктов — сколько мы с вами платим за бензин и дизельное топливо — намного, намного выше.

Такая ситуация может сохраняться долго, возможно, десятилетие, считает она.

За последние два года в мире были закрыты перерабатывающие мощности на 2,8 млн баррелей в сутки; они представлялись избыточными на фоне падения спроса во время пандемии коронавируса. Свою роль сыграли и экологические факторы. Но сейчас в мире ощущается нехватка бензина, дизельного топлива, авиакеросина; это заставляет НПЗ пытаться нарастить производство, что повышает спрос на нефть.

На фундаментальные факторы наложились сезон плановых ремонтов на НПЗ и введенные Китаем ограничения на экспорт топлива в ситуации, когда в ряде регионов мира его запасы находятся на рекордно низком уровне. Одновременно Китай стал снимать карантинные ограничения в Шанхае, что ведет к оживлению деловой и потребительской активности. Кроме того, начинается лето — сезон поездок.

Рик Джосуик, директор по глобальной нефтяной аналитике S& P Global Commodity Insights, определяет ситуацию как «гонку между сезонной активизацией спроса и активизацией переработчиков, стремящихся нарастить производство топлива».

Цена нефти все еще остается ниже рекордной отметки $147,5 за баррель, достигнутой в 2008 г., но цены на заправках уже поднялись до беспрецедентных уровней. Они росли быстрее цен на сырую нефть, так как дефицит на дизельном и бензиновом рынках гораздо выше. В Европе контракт на газойль — легкое дизельное топливо торгуется на рекордных уровнях около $1250 за тонну.

«И все это происходит на фоне опасений относительно российских поставок», — говорит Кэролайн Бейн, главный экономист по сырьевым рынкам Capital Economics.

Лидеры ЕС в начале недели договорились о принципах эмбарго на морские поставки российской нефти. Но Ларс Барстед, гендиректор танкерной компании Frontline, на недавней телеконференции с аналитиками сказал, что 2 млн баррелей в сутки (6% мировой морской торговли нефтью) уже перенаправляются в другие регионы.

Некоторые аналитики не опасаются значительного роста цен в долгосрочной перспективе. Потенциальное изъятие с рынка российской нефти порождает воспоминания о том, как он лишился 5 млн баррелей в сутки после нападения Ирака на Кувейт в 1990 г. и последующей военной операции по освобождению Кувейта, говорит Эми Майерс Джаффе, управляющий директор Лаборатории климатической политики во Fletcher School при американском Университете Тафтса.

Взлет цен в итоге приведет к их обвалу в результате подрыва спроса, рецессии или действий правительств по стимулированию развития альтернативной энергетики — а последней опции во время предыдущих нефтяных шоков просто не было, говорит она:

Это цикл, а цикл означает, что цена снизится.

Но прямо сейчас рецессии ожидать не стоит, поскольку смягчение антиковидных ограничений порождает желание людей путешествовать, считает Джованни Стауново, сырьевой аналитик UBS: «Единственный негативный фактор, который я вижу, — ограничение спроса в результате пандемии. Так что теоретически цены должны подняться выше, чтобы сбалансировать рынок».

читать еще