Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Как мир оплачивает путинскую войну в Украине

Валентин Спринчак / ТАСС

Западные лидеры называют одной из целей санкций необходимость подорвать, как назвал ее президент Джо Байден, «военную машину Путина». Однако высокие цены на нефть, газ и другие сырьевые товары, крупным экспортером которых является Россия, продолжают подпитывать эту машину.

По оценке Bloomberg Economics, даже с учетом того, что некоторые страны отказались от закупок российских энергоресурсов или постепенно сворачивают их, нефтегазовые доходы России составят в этом году около $285 млрд. Это на 20% с лишним больше, чем в 2021 г.

«Добавьте сюда выручку от других сырьевых товаров, и в сумме это более чем компенсирует те $300 млрд валютных резервов, что были заморожены в результате санкций», – пишет Bloomberg.

Правда, ровно два месяца назад оценка Bloomberg Economics была заметно выше — $321 млрд в виде экспортной нефтегазовой выручки, на треть с лишним больше, чем в 2021 г.

Тем не менее эффективность санкций против страны во многом определяется тем, примкнет ли к ним большинство ее торговых партнеров — в противном случае мировая экономика для этой страны остается достижимой, отмечает профессор Российской экономической школы Наталья Волчкова. А к антироссийским санкциям примкнули не все, да и страны Евросоюза хоть и начали сокращать закупки российских углеводородов, об эмбарго на импорт нефти, да и то с исключениями, договорились только на этой неделе.

Индия же, например, с начала войны приобрела более 40 млн баррелей российской нефти; это на 20% больше, чем за весь прошлый год. Китай поначалу действовал осторожно, и крупные госкомпании по-прежнему стараются не заключать публичных сделок, но небольшие независимые НПЗ российскую нефть вывозят. Кроме того, Пекин ведет переговоры о ее закупке в стратегические резервы.

По данным Vortexa, которая анализирует передвижение судов, в мае в северо-западную Европу все еще поступало из России около 500 000 баррелей в сутки. Это сильно меньше, чем до войны (1,4 млн баррелей). А вот поставки в Средиземноморье выросли. Так, Италия, по данным Kpler, с 1 по 20 мая получала около 450 000 баррелей в сутки — в четыре с лишним раза больше, чем в феврале. Часть нефти шла в Турцию, которая также увеличила закупки.

Российские нефтяные компании в I квартале получили самую высокую прибыль почти за десятилетие, по оценке Сбербанк CIB. Выручка России от экспорта нефти и нефтепродуктов увеличилась в январе–апреле на 50% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года до $82 млрд, указывает Международное энергетическое агентство.

А ведь на экспорт еще идут:

  • зерно, цены на которое на мировом рынке выросли до рекордного уровня из-за того, что Россия блокирует порты Украины и не дает ей продавать свою сельскохозяйственную продукцию;
  • газ, за который страны ЕС с 24 февраля заплатили России более 26 млрд евро, по подсчетам Центра исследования энергетики и чистого воздуха;
  • палладий и никель, где у России доля на мировом рынке составляет 45,6% и 5,3% соответственно (по оценке JPMorgan за 2020 г.); из-за боязни кризиса на рынке этих металлов западные страны не вводят санкции против их ведущего производителя «Норильского никеля» и его основного владельца Владимира Потанина;
  • алюминий (доля — 4,2%), крупным поставщиком которого является «Русал», санкции против которого в 2018 г. спровоцировали кризис на рынке этого металла;
  • удобрения, цены на которые тоже взлетели в том числе из-за санкций, так как Белоруссия и Россия занимают почти 40% мирового рынка, например, калийных удобрений;
  • а также платина (15% мирового рынка), уголь, сталь, медь и др.

Профицит счета текущих операций России за первые четыре месяца года вырос более чем втрое — до $96 млрд, по данным Банка России. Хотя российский импорт, по расчетам Института международных финансов (IIF), в апреле сократился вдвое, столь значительный профицит объясняется прежде всего высокими ценами на сырье.

Главный экономист IIF Робин Брукс написал в воскресенье в Twitter:

Лишь эмбарго на энергоресурсы может по-настоящему ударить по России. Рост профицита счета текущих операций в этом году на две трети объясняется экспортом энергоресурсов и лишь на треть – сокращением импорта. Морские санкции остановят танкерные поставки нефти из России. Нужна лишь политическая воля.

Шестой пакет санкций, который во вторник согласовали страны ЕС, предусматривает не только сокращение закупок российской нефти на 90% к концу года, но и запрет на страхование перевозящих ее судов. Это даже более действенная мера, говорят судовые брокеры и трейдеры, поскольку к запрету присоединилась Великобритания. Именно участники британского страхового рынка Lloyd’s of London обеспечивают страхование танкеров в мире на 95% (по тоннажу).

«Невозможно переоценить важность этого шага со стороны ЕС и Великобритании. Запрет на страхование нанесет огромный удар по способности России экспортировать нефть. Это одна из жесточайших санкций в арсенале Европы», — прокомментировала это решение Хелима Крофт, директор по стратегии на сырьевых рынках RBC Capital Markets.

Но запрет на страхование начнет действовать через шесть месяцев. «Если цель санкций заключалась в том, чтобы остановить российские войска, то она не была реалистичной, — говорит специалист по Восточной Европе и Евразии Янис Клюге, старший научный сотрудник Немецкого института международных отношений и безопасности (цитата по Bloomberg). —

Россия все еще может финансировать войну и компенсировать некоторый урон, который санкции наносят ее населению.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку