Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

«Не хочет слышать о трудностях». Путин собрал экономическое «политбюро» и поручил готовить страну к долгой изоляции

Первый за 100 лет валютный дефолт, коллапс автопрома и металлургии и персональные санкции против «ближнего круга» друзей и миллиардеров оказались бессильны сдвинуть с мертвой точки мышление президента Владимира Путина.

Ушедший в глубокую изоляцию сам, Путин продолжает делать ставку на долгую изоляцию страны, сообщает «Медуза» со ссылкой на источники, близкие к правительству, Кремлю и АП.

По словам одного из них, Путин собрал «экономическое политбюро» из пяти человек: это глава ЦБ РФ Эльвира Набиуллина, министр финансов Антон Силуанов, помощник президента и бывший глава Минэкономразвития Максим Орешкин, а также глава ВТБ Андрей Костин и руководитель «Роснефти» Игорь Сечин.

В «узкий круг» экономических советников не вошел премьер Михаил Мишустин и, как утверждают источники «Медузы», не сильно от этого страдает: после 24 февраля правительству приходится «работать в ручном режиме», пытаясь и защитить российскую экономику от санкций, и не навлечь на себя гнев президента. 

Ни Мишустин, ни члены экономического «политбюро» не знали о предстоящей войне. По словам источников «Медузы», Кремль довел до министров лишь информацию о том, что на территорию самопровозглашенных ДНР и ЛНР зайдет «ограниченный контингент войск» для «поддержания порядка на территории».

Путин стремился к секретности, но в результате экономика оказалась не готова. «Никто не верил, что все могло пойти по такому сценарию. Иначе бы сделали хотя бы какие-то запасы — запчастей для добывающего оборудования, станков, самолетов, — жалуется близкий к правительству источник. — Но этого не было».

Теперь страна осталась без половины золотовалютных резервов, парк самолетов приходится разбирать на запчасти, импорт схлопунлся вдвое и найти замену пока получается с трудом. На середину июня спад поставок из-за рубежа составлял 40%, говорил на съезде РСПП глава МЭР Максим Решетников.

Исследование ЦБ показало: каждая четвертая российская компания не смогла найти замену иностранному сырью и комплектующим. Наиболее тяжелая ситуация в производстве лекарств, где 40% заводов тщетно ищут альтернативных поставщиков, а 10% говорят, что замены нет в принципе.

В стране схлопнулись целые отрасли: автопром — на 97%, производство тепловозов, электровозов и вагонов — на 40-60%; металлургия — на 25-40%. Но Путин ничего не хочет слышать о трудностях, говорит источник «Медузы», близкий к АП.

По его словам, президент «верит, что страна может долго жить в стороне от остального мира, который рано или поздно придет к ней на поклон».

Путин требует с технологического нуля воссоздать автопром, научиться производить электронику, а правительство планирует выпускать по 100 самолетов в год — как во времена СССР.

Но пока в год российская экономика выпускает одно одеяло на 70 человек, одно платье на 12 женщин и ни одного утюга на 145 миллионов населения, приводит статистику экономист Яков Миркин.

Превращение в закрытую крепость сулит России «потрясения», считает он: «Весь опыт мировой истории говорит о том, что закрытые экономики угасают».

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку