Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Генпрокуратура раскрыла масштабы провалов импортозамещения в «оборонке»

Зенитный ракетный комплекс «Бук» Goodvint (CC BY-SA 3.0)

В 2019 г. российские власти установили конкретные цели в программе импортозамещения, предполагавшей замену западных компонентов во всех типах вооружений — от радаров до современных подлодок и систем противоракетной обороны. Но проверка, проведенная Генеральной прокуратурой в апреле 2021 г., показала, что практически ни одна цель не была достигнута.

О проверке и ее результатах, изложенных в 20-страничном докладе, о котором ранее не сообщалось, Bloomberg рассказали источники в европейских странах. На Западе знают о проблемах с импортозамещением в российском военно-промышленном комплексе (ВПК), информация о них использовалась при подготовке санкций, ограничивших поставки России технологий и компонентов, сообщает агентство.

Западные спецслужбы, военные и чиновники уже не раз заявляли, что Россия испытывает проблемы с производством новейших систем вооружения, для которых требуется современная электроника. У России кончаются боеприпасы, заявил директор Центра правительственной связи Великобритании Джереми Флеминг 10 октября, после первого дня массированного обстрела гражданских объектов и инфраструктуры Украины. В прошлый понедельник и вторник Россия выпустила 111 ракет, более половины из них было сбито.

В последующие дни обстрелы продолжались, но совсем не так интенсивно. Сегодня Киев атаковали уже только иранские дроны. России также пришлось договариваться о закупке у Ирана ракет класса «земля-земля», сообщила The Washington Post со ссылкой на источники в службах безопасности США и союзных стран.

Россия больше не может производить и обслуживать вооружение, критически важное для войны, ее ВПК испытывает нехватку, в частности, микроэлектроники, заявил на днях заместитель министра финансов США Уолли Адейомо. По его словам, два крупнейших производителя микроэлектроники вынуждены остановить производство из-за нехватки критически важных зарубежных компонентов.

В одной из российских оценок реализации программы импортозамещения напрямую говорилось, что ужесточение санкций ударит по госпрограмме закупок вооружений, рассказал Bloomberg европейский чиновник.

Программа импортозамещения в ВПК стартовала в 2014 г., а в 2019 г. было решено ускорить ее реализацию, были установлены конкретные цели, которые нужно достичь к 2025 г., поясняет Bloomberg. За шесть лет планировалось заменить импортные технологии, электронику и важную продукцию отечественными аналогами, в том числе разработанными с нуля, создать новые цепочки поставок и стратегический запас критических запчастей, говорилось в одном из документов. Был сформулирован аналогичный план по замене почти 640 компонентов, которые российский ВПК получал из Украины.

Но проверка Генпрокуратуры выявила масштабные провалы в реализации программы, рассказали источники Bloomberg со ссылкой на итоговый доклад, где анализировался прогресс по 177 058 компонентам для 278 типов вооружений, техники и оборудования. По плану, в 2020 г. нужно было заменить 18 047 компонентов в 43 видах техники, но это удалось сделать лишь с 3148 компонентами в пяти видах.

Успехи были крайне ограниченными. Так, были достигнуты почти все цели с небольшим количеством радиоприборов и оборудования для лазерной разведки.

Но, например, на контракты по импортозамещению для легкого многоцелевого вертолета Ka-226.80 было выделено более 230 млн рублей — причем даже не в рамках программы госзакупок. По плану, в 2020 г. нужно было с нуля произвести аналоги 4148 различных компонентов. Результат — ноль.

Из украинских компонентов в 2020 г. удалось заместить 212 для четырех видов техники вместо запланированных 260 в 12 видах.

Кроме того, по словам людей, знакомых с докладом, в нем говорится о задержках с заключением контрактов с российскими компаниями на миллиарды рублей. Соответствующие министерства не контролировали процесс должным образом, и иностранные компоненты, включая химикаты, электронику и специализированные материалы, тайно использовались в другие проектах. Также обращалось внимание на задержки с подписанием почти 100 договоров на разработку собственных компонентов с российскими НИИ в период с 2014 г.

К началу 2021 г. так и не были начаты работы по замене иностранных деталей отечественными аналогами в:

  • комплексах противоракетной обороны 14Ц033 «Нудоль» (30 компонентов);
  • мобильных радиолокационных станциях 1Л119 «Небо-СВУ» и 55Ж6УМ «Небо-УМ»;
  • комплексах радиоэлектронной борьбы «Мурманск-БН» (ГТ-01), где насчитывается не менее 111 компонентов из стран ЕС и НАТО.

Москва смогла обеспечить в 2020 г. стратегические поставки запчастей лишь для трети из 7244 предусмотренных проектов, и лишь в пяти из 484 проектов, где нужно было менять цепочки поставок, был достигнут прогресс.

«Зависимость от западных компонентов не остановит российскую военную машину, но значительно снизит темпы обновления боевых мощностей», — говорит Сидхарт Каушал, научный сотрудник Королевского объединенного института оборонных исследований (RUSI).

Сотрудники института проанализировали 27 российских боевых комплексов, полученных с полей сражений в Украине и обнаружили в них не менее 450 уникальных компонентов микроэлектроники, выпущенных компаниями из США, стран Европы и Восточной Азии. «Засилье зарубежных компонентов в этих системах показывает, что российская военная машина сильно зависит от импорта сложной микроэлектроники для обеспечения своей эффективной работы», — говорилось в августовском докладе RUSI.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку