Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

«Взломать ПВО». Россия сменила тактику обстрелов Украины

Харьков после российского ракетного обстрела ГСЧС Украины

Прошлой зимой российская армия пыталась уничтожить энергетическую инфраструктуру Украины, чтобы заморозить города и сломить волю украинцев к сопротивлению. Было разрушено или повреждено около половины энергетических объектов. Нынешней зимой, постоянно пополняя арсенал иранскими дронами и добавив северокорейские ракеты, Россия пытается массированными налетами перегрузить украинскую ПВО.

Основными целями стали военные и производственные объекты, а удары наносятся волнами, начиная с медленных дронов и заканчивая сверхзвуковыми ракетами; лишенная постоянных поставок с Запада украинская система противовоздушной обороны справляется все хуже, пишет Financial Times.

Так, в прошлый понедельник состоялся второй по масштабам налет в этом году: Россия выпустила 59 дронов и ракет, из них было нейтрализовано меньше половины. В субботу из 40 объектов было сбито восемь, еще 20 удалось подавить средствами радиоэлектронной борьбы.

Между тем, до недавнего времени силам ПВО обычно удавалось перехватывать около 80% объектов, а в мае прошлого года эффективность достигала 90% благодаря полученному западному оружию, успешной организации подразделений ВСУ и их неудачной подготовке ракетных атак со стороны России.

Теперь же, говорит представитель ВВС Украины Юрий Игнат, «у меня нет времени считать все удары»:

Нам нужно больше поставок [систем ПВО и боеприпасов для них]… регулярных поставок.

Только с 29 декабря по 2 января Россия выпустила более 500 ракет и дронов, по данным украинских властей. Прошлой осенью, когда начались массовые ракетные обстрелы, было лишь две атаки с применением около 100 ракет или более, затем интенсивность снизилась. Кроме того, сейчас удары стали более продуманными и спланированными, говорят военные аналитики и украинские официальные лица.

Атаки идут волнами: сначала запускаются дроны, затем — крылатые ракеты, летящие низко с дозвуковой скоростью, а после — летящие по высокой параболической траектории сверхзвуковые баллистические ракеты. «Совместное использование ракет со сверхзвуковой и дозвуковой скоростями осложняет выбор приоритетных целей для украинских сил противовоздушной обороны», — говорит Сэм Крэнни-Эванс, научный сотрудник Королевского объединенного института оборонных исследований.

По словам Игната, сложнее всего перехватывать баллистические ракеты, такие как «Искандер-М» и «Кинжал»: это способны делать только американские системы Patriot, но их у Украины всего несколько батарей. Ракеты этих систем дороги, а спрос на них растет, в том числе со стороны Израиля.

Дара Массикот, старший научный сотрудник Центра Карнеги в Вашингтоне, говорит:

Русские пытаются взломать код украинской ПВО. Если им это удастся, Украина не сможет защитить свое небо, и это большая проблема, потому что тогда будет открыть путь российским тяжелым бомбардировщикам.

К маю 2023 г. Россия израсходовала около 70% имевшихся у нее и дополнительно произведенных во время войны ракет дальнего радиуса действия, подсчитывал тогда эксперт по российской внешней и оборонной политике Павел Лузин. Ракет «Искандер-М» (дальность полета до 500 км) уже почти не оставалось. Производить на начальном этапе войны Россия могла, по разным оценкам, от 20 до 50 ракет в месяц.

Однако ей удалось наладить выпуск вооружений; сейчас, по данным украинских и западных официальных лиц, производится более 100 ракет в месяц и около 300 ударных дронов, пишет FT. Долго поддерживать недавние темпы обстрелов с такими объемами производства не удастся, но Россия компенсирует нехватку иранскими дронами и северокорейскими ракетами.

По словам Анкита Панды, эксперта по вооружениям из Центра Карнеги за международный мир, найденные обломки свидетельствуют, что для ударов по Харькову в январе Россия использовала предоставленные КНДР ракеты KN-23. «Во время полета они могут маневрировать на сверхзвуковой скорости», обманывая систему ПВО.

У Северной Кореи в запасе есть до 100 ракет KN-23, большинство из них она может продать России, если ее устроит цена, и произвести новые, добавляет Ян Ук, военный эксперт Азиатского института политических исследований в Сеуле. Еще несколько сотен баллистических ракет может предоставить Иран, имеющий крупнейшую ракетную программу среди стран Ближнего Востока, полагает Бен Тейлблю из американского Фонда защиты демократий.

Бывший австрийский военный офицер Гюстав Грессель из Европейского совета по международным отношениям резюмирует:

Чтобы истощить Украину, Россия использует что только можно.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку