Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Новая угроза эпохи карантина: бутылка водки

Закупки алкоголя подскочили после введения карантина в конце марта. Кирилл Кудрявцев / AFP

Застряв в тесных квартирах и борясь со страхом коронавируса и его экономическими последствиями, многие обеспокоены возвращением старого русского демона.

«Когда я оказалась дома одна, первой мыслью было "Ах, самое время напиться"», — говорит 50-летняя Татьяна, страдавшая алкоголизмом, пока находится на самоизоляции в Москве.

«Не всем удается сопротивляться во время карантина», — рассказывает Татьяна, которая почти семь лет провела в трезвости и которая посещает собрания анонимных алкоголиков онлайн.

Несмотря на репутацию россиянин, как нации, злоупотребляющей алкоголем, на протяжении последних лет алкоголизм в стране ослабевает: отчасти из-за кампаний по борьбе с алкоголизмом и агрессивных действий властей по контролю за продажами.

По данным Всемирной организации здравоохранения, в период с 2003 по 2016 год потребление алкоголя в России снизилось более чем на 40% и в среднем взрослые россияне стали пить меньше, чем французы или немцы.

Однако эксперты и активисты указывают на тревожные признаки того, что в условиях стресса россияне могут вернуться к старым привычкам.

Закупки алкоголя подскочили после того, как в конце марта власти установили карантин. При этом продажи в первую неделю изоляции выросли на 65%, согласно исследованию рынка GfK.

Изоляция и беспокойство

В опросе, проведенном агитационной группой «Трезвая Россия», 75% респондентов сообщили, что покупают больше алкоголя, что примерно равно количеству закупок в канун Нового года.

Многие просто делали запасы, но продажи также были подстегнуты популярными мифами о том, что алкоголь может предотвратить заражение вирусом.

«Восемьдесят процентов опрошенных считают, что алкоголь создает иммунитет от Covid-19, хотя на самом деле, наоборот, он ослабляет иммунитет и усугубляет хронические заболевания», — говорит глава «Трезвой России» Султан Хамзаев.

Василий Шуров, психиатр, специализирующийся на наркологии, говорит, что в его частной наркологической клинике телефон звонит, не переставая.  Все места в стационарах сейчас уже выделены или заполнены.

«В условиях изоляции пациенты в группе риска испытывают более высокий уровень тревоги начинают пить, поскольку это единственный способ расслабиться», — говорит он.

В клинике изможденные пациенты бродят по коридорам и собираются в курилке.

Растрепанный мужчина, которому за тридцать, говорит, что он приехал три дня назад, и «это лучше, чем возвращаться домой».

Наряду с увеличением употребления алкоголя, группы, помогающие жертвам домашнего насилия, говорят, что с начала карантина число зарегистрированных нападений резко возросло.

Повышение уровня употребления алкоголя может быть не единственным фактором, но Анна Ривина, глава Московского центра поддержки жертв «Насилию.нет», говорит, что алкоголь пробуждает «дьявола», и женщины сообщают о более жестоких случаях насилия.

Рост домашнего насилия

Мари Давтян, адвокат, которая представляет жертв насилия и проводит кампании по улучшению законодательства, говорит, что она получила несколько сообщений от женщин о том, что их партнеры напали на них в пьяном виде.

Одна из них, 32-летняя Ирина, которая живет в Московской области со своим двухлетним ребенком, рассказала: «Моего мужа уволили. Он начал пить и избивать нас. Я хотела уехать и жить с моими родителями, но он пригрозил сообщить обо мне властям и сказать, что я подвергаю своего ребенка опасности, уходя из дома».

Правозащитница Алена Попова призывает принять закон о чрезвычайном положении, чтобы гарантировать, что женщины, спасающиеся от семейного насилия, не были наказаны за нарушение правил карантина.

«Вы застряли дома с насильником, у вас нет денег, чтобы уйти. Алкоголь и бедность усиливают насилие», — говорит она.

«Трезвая Россия» призывает к ограничению количества алкоголя, которое можно купить одному человеку, и к закрытию магазинов, торгующих только алкоголем.

«За последние годы была проделана огромная работа. Но сегодня мы находимся в чрезвычайной ситуации, — говорит ее глава Хамзаев. — Мы рискуем потерять то, чего достигли, потому что люди оказываются без работы и в депрессии... Когда карантин закончится, мы можем ожидать долгого и глубокого экономического кризиса».

Доктор Шуров также опасается того, что произойдет после карантина.

«Люди пропустят Пасху, майские праздники. И вдруг они смогут выйти и выпить... так, как будто завтра не наступит никогда».

читать еще