Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Financial Times

В военном отношении США и Евросоюз Украине не помогут

Гидеон Рахман обсудил ситуацию вокруг Украины с сотрудником Европейского совета по международным отношениям Кадри Лийк

Президент Украины Владимир Зеленский. president.gov.ua

Гидеон Рахман, главный колумнист по международным отношениям Financial Times, в своем подкасте обсудил ситуацию вокруг Украины. Напряженность между Западом и Россией, которая сосредоточила на украинской границе более 90 000 солдат, в последние недели растет. Лидеры США, ЕС и Украины выступили с предупреждениями относительно возможных военных действий России против Украины. В свою очередь, президент Владимир Путин предостерег НАТО от действий, которые Россия считаем пересечением красной линии.

Рахман обсудил ситуацию с Кадри Лийк, старшим научным сотрудником Европейского совета по международным отношениям. Ниже приведены выдержки из их разговора.

По мнению Лийк, сосредоточив войска на украинской границе, «Россия пытается сказать нам, что хочет обеспечить контроль над Украиной тем или иным способом. Либо реализовав Минские соглашения, которые Украина подписала под дулом пистолета, и фактически сделав один из регионов российским троянским конем в украинской политической системе. Либо, если Украина не способна выполнить Минские соглашения, тогда Россия будет рада заключить соглашение с Западом: она хочет, чтобы Запад объявил, что расширение НАТО с включением в нее Украины невозможно».

Путин серьезно подходит к своим целям на Украине, но, говоря о возможности вторжения, стоит учитывать внутрироссийскую ситуацию, считает Лийк. Население России заинтересовано прежде всего в повышении благосостояния, а не в войне с Украиной, и в Кремле это знают. Кроме того, война станет огромным стрессом для стареющей политической системы, так как многие в России устали от истеблишмента, «ощутима потребность в переменах». Но полностью исключить военные действия нельзя, учитывая, как Москва «уходит от переговорного процесса в нормандском формате, затем от Минских соглашений».

Заявления Москвы, что Украина не выполняет Минские соглашения, оправданы, потому что Киев не принимает предусмотренные ими законы, которые фактически предполагают федерализацию страны и дают регионам право вето, например, относительно будущих решений в геополитике. Настаивать на этом было возможно в СССР, который вкладывал огромные ресурсы в сохранение контроля над Восточной Европой или Финляндией, но не в сегодняшнем мире или с применением более мягких мер. «Но, похоже, в Москве этого не поняли», – говорит Лийк. Также, ссылаясь на свой опыт, она отмечает, что российский политический класс далеко не разделяет отношение Путина к Украине. В целом, в истеблишменте понимают, что представление Москвы об Украине не соответствовало реальности, и это показало то, что в 2014 г. восточные регионы, в целом, не выступили против Киева. Кроме того, Москва сама не предпринимает усилий по выполнению Минских соглашений.

Но, возможно, Путин хочет воспользоваться международной ситуацией? США ушли из Афганистана и больше озабочены противостоянием с Китаем, Европа тоже не отреагирует на нападение, спрашивает Рахман.

В военном отношении США и Евросоюз Украине, конечно, не помогут, отмечает Лийк: «Военная помощь – да, но отправка [на Украину] солдат? Вряд ли». Но ситуация была такой и раньше, тут ничего не изменилось. «Кроме того, я думаю, Путин ценит отношения, которые у него сложились с Байденом, который заслужил некоторое уважение в России», а вторжение на Украину это все разрушит, говорит она. Более вероятно, что Москва пытается добиться какого-то соглашения с Байденом: «Давайте посмотрим. Вам нужно сдерживать Китай. Вам не нужны проблемы на Украине. Поэтому давайте договоримся, что Украина никогда не станет членом НАТО». Но Вашингтону с таким практически невозможно согласиться.

Россию не устраивает даже отдаленная теоретическая возможность вступления Украины в НАТО, потому что когда-то Запад обещал, что альянс не будет расширяться на восток, но в итоге даже страны Балтии стали его членами. Когда вопрос расширения НАТО обсуждался еще с Горбачевым, представители западных стран не лгали и не обманывали Москву, говоря, что этого не будет, рассказывает Лийк, ссылаясь в том числе на свои беседы с ними и с самим бывшим президентом СССР: «Горбачев подтвердил это, но формальное соглашение по этому поводу не было заключено. А затем, да, ситуация изменилась».

Насколько Европа готова выступить в поддержку Украины, учитывая противоречия в самом блоке, уход Ангелы Меркель, предстоящие Эмманюэлю Макрону выборы, продолжающие подрывать единство ЕС проблемы из-за Brexit?

В Москве действительно полагают, что Европа разделена, и не уверены, что Евросоюз вообще сохранится, считает Лийк. Но это тоже не новая ситуация. Кроме того, Россия больше хочет обсуждать судьбу Украины с США, а не с ЕС.

Но в реальности в Европе больше единства, чем кажется со стороны, и в анализе она придерживается общих взглядов. Никто больше не думает, что Россия может быть партнером-единомышленником, не имеет ожиданий, которые были в 1990-е гг. Но ни у кого нет и четкого представления, как поступать с Россией. Хотя цели у разных европейских стран могут быть разными. Но, в целом, у Запада есть способы влиять на поведение России, используя санкции, диалог, отказ от диалога, попытки побудить ее следовать нормам и правилам. Кроме того, в Европе лучше, чем в Москве, понимают, что на Украине есть такая вещь, как гражданское общество. «Путин совершенно не понимает, что такое общество, – ни в России, ни, тем более, на Украине. Думаю, россияне не осознают, какие ограничения общество накладывает на украинских политиков, какое давление создает», – говорит Лийк. Россия и Украина устроены диаметрально противоположным образом: первая – сверху вниз, вторая – снизу вверх. На Украине очень слабые политические элиты, но очень сильное общество: «Но элиты всегда боятся, поэтому двум странам так сложно вести переговоры или увидеть ограничения и пространство для маневра, которое есть у противоположной стороны».

Можно ли считать президента Владимира Зеленского подходящим руководителем в той опасной ситуации, в которой находится Украина? В определенной степени он симптом вышеописанной проблемы – слабых политиков при сильном обществе. И это не облегчает ситуацию. В России все время существуют параноидальные опасения, что Зеленский может попытаться силой захватить Донбасс. Лийк не считает, что для таких опасений есть основания: «Он гораздо более реалистично смотрит на вещи, и, конечно, есть люди, которые не советуют ему этого делать».

Есть ли у России другие способы, чтобы оказать давление на Запад, например, ограничивая поставки газа или с помощью Белоруссии? Лийк полагает, что не стоит связывать все события вместе. Ситуация с мигрантами в Белоруссии создана Александром Лукашенко, Москва, скорее, дозволяет это и, возможно, даже радуется, что он так троллит Европу. Что касается газового кризиса, то тут сошлось несколько факторов: рост спроса, вывод из эксплуатации газовых электростанций, отказ Германии от АЭС, это не что-то организованное Россией.

Лийк также рассказывает о своем видении того, как в России представляют многополярный мир. По ее мнению это пример поговорки «будьте осторожны в своих желаниях». Россия хотела перехода к многополярному миру, а теперь видит, что это очень хаотичное место, в котором трудно определять четкие цели. Поэтому она экспериментирует: иногда политические шаги предпринимает Кремль, а иногда – другие силы, которые Лийк называет «предпринимателями от политики»: они что-то делают самостоятельно, рассчитывая на последующее вознаграждение со стороны Кремля. В пример она приводит Евгения Пригожина с фабрикой троллей и частной военной компанией: «Его можно считать одним из них, или, по крайней мере, он был таким. Может быть, сейчас он стал более влиятельным».

Или была попытка переворота в Черногории, организованная российскими силами, «но, вероятно, не Кремлем». Или деятельность Russia Today и Sputnik, которая не обязательно отражает новые идеи или планы Кремля: «Если хочешь знать, что планирует Кремль, лучше всего смотреть национальные телеканалы – именно там видно, что он затевает». Еще одна такая область – самоизоляция, разговоры о которой среди влиятельных аналитиков достигли пика около года назад. «Другой вопрос – насколько это влияет на тех, кто действительно принимает политические решения, и насколько вообще доходит до Владимира Путина, который единственный принимает решения по всем важным вопросам», – говорит Лийк.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

читать еще