Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Как Россия и Китай стараются построить новый мировой порядок

Для Москвы и Пекина украинский кризис – попытка подорвать роль США и сделать мир безопасным для автократов

Президент РФ Владимир Путин и председатель КНР Си Цзиньпин. Pavel Golovkin / Pool / AP / ТАСС

Западные страны пригрозили Кремлю «масштабными» и «беспрецедентными» санкциями в случае нападения на Украину. Но их усилия могут быть подорваны поддержкой, которую России оказывает Китай.

4 февраля Владимир Путин планирует посетить открытие Олимпиады в Пекине и встретиться с лидером, который стал его самым важным союзником – председателем КНР Си Цзиньпином. Во время телефонного разговора между ними в декабре Си поддержал требование России не допустить вступления Украины в НАТО.

Лет десять назад такие взаимоотношения представлялись маловероятными: Китай и Россия были соперниками в той же мере, что и партнерами. Но с тех пор обе страны постоянно конфликтовали с США, и поддержка, которую Си оказывает Путину, отражает растущее сходство интересов Москвы и Пекина и их взглядов на мир. Согласно китайским СМИ, Си сказал Путину, что «определенные международные силы произвольно вмешиваются во внутренние дела Китая и России под видом защиты демократии и прав человека».

Как видно из этих слова, лидеры и России и Китая верят, что США замышляют лишить их власти. Во времена коммунизма Москва и Пекин поддерживали революционные движения по всему миру, но сегодня их риторика стала контрреволюционной. Когда недавно в Казахстане начались беспорядки, Путин обвинил США в попытке устроить «цветную революцию» в стране, граничащей и с Россией, и с Китаем. Высокопоставленные китайские министры высказались в том же духе.

Рука Вашингтона

С точки зрения России и Китая, демонстрации протеста в Казахстане укладываются в общую картину. Кремль давно утверждает, что за революцией на Майдане в 2013-2014 гг. стоял Вашингтон. Китай также настаивает, что за массовыми протестами в Гонконге скрывались зарубежные силы (читай – США).

В 1917 г. президент США Вудро Вильсон говорил, что нужно «сделать мир безопасным для демократии». В 2022 г. Путин и Си полны решимости сделать мир безопасным для автократии.

При этом они считают, что череда «цветных революций», подрывающих их режимы, объясняется фундаментальными изъянами в существующем мировом порядке – тем, как нынешняя комбинация институтов, идей и властных структур определяет исход мировых политических процессов. Поэтому они полны решимости создать новый мировой порядок, который будет лучше учитывать интересы России и Китая – как их видят нынешние лидеры этих стран.

Поражение Америки в Афганистане, символом которого стал хаотичный вывод войск летом 2021 г., подарил Кремлю надежду, что основанный на верховенстве США мировой порядок наконец начинает рушиться. По мнению Федора Лукьянова, близкого к Путину главному редактору журнала «Россия в глобальной политике», занятие Кабула талибами – событие «не менее историческое и символическое, чем падение Берлинской стены».

Влиятельные китайские мыслители высказываются схожим образом. Янь Суэтон, ректор школы международных отношений при Университете Цинхуа (альма-матери Си), пишет: «Китай считает, что обретение им статуса великой державы дает ему право на новую роль в международных отношениях, – роль, не совместимую с неоспоримым доминированием США».

Как и Лукьянов, Янь считает, что «время мирового порядка, который возглавляют США, уходит, на его месте возникнет многополярный порядок». Си высказывается еще яснее: «Восток поднимается, Запад клонится к упадку».

Новый мировой порядок для России и Китая – это противостояние не только силовое, но и идеологическое. В то время как западная либеральная традиция основана на идее универсальных прав человека, российские и китайские мыслители настаивают, что различные культурные традиции и «цивилизации» должны идти собственными путями.

Нынешний мировой порядок характеризуется попытками Америки насаждать в других странах западные идеи о демократии и правах человека, при необходимости – с помощью военного вмешательства, утверждают в Пекине и Москве. Новый порядок, который они хотят ввести, будет основан на четком разделении сфер влияния. США согласятся на то, что Россия и Китай будут доминировать в своих регионах, и не будут поддерживать демократию или цветные революции, которые могут угрожать режимам Путина и Си.

Кризис вокруг Украины – это как раз и есть борьба за будущий мировой порядок, потому что в нем затрагиваются именно эти вопросы. Для Путина Украина попадает в сферу влияния России с культурной и политической точек зрения. Для обеспечения собственной безопасности Россия должна иметь право вето на любые попытки Украины присоединиться к НАТО. Для США эти требования нарушают базовые принципы нынешнего миропорядка – в частности, право независимого государства определять собственную внешнюю политику и делать стратегический выбор.

Украинский кризис связан с темой мирового порядка еще и тем образом, что будет иметь четкие глобальные последствия. США знают: если Россия нападет на Украину и установит собственную сферу влияния, это станет прецедентом для Китая. При Си Китай построил военные базы во всех спорных областях Южно-Китайского моря. Он все чаще угрожает захватом Тайваня. Если Путин успешно захватит Украину, у Си будет еще больше соблазна напасть на Тайвань, вырастет давление на китайского лидера со стороны местных рьяных националистов, чувствующих завершение американской эпохи.

Но в подходах Москвы и Пекина есть и важные различия. Россия сейчас больше готова рисковать в военном плане, но ее конечные цели менее амбициозны. Для нее операции в Сирии, на Украине и в других регионах – это попытка опровергнуть слова Барака Обамы о том, что Россия теперь – не более чем региональная держава. Как говорит директор Московского центра Карнеги Дмитрий Тренин, «для руководителей страны Россия – ничто, если она не является великой державой».

Но если Россия стремится стать одной из великих мировых держав, Китай, похоже, мечтает сместить США с места первенствующей державы. Цель Пекина – «радикальная трансформация международного порядка», в котором США фактически будут вытолкнуты из Тихоокеанского региона и останутся лишь атлантической державой, указывает Элизабет Икономи, автор новой книги «Мир с китайской точки зрения». Поскольку Индо-Тихоокеанский регион стал центром мировой экономики, после ухода США Китай фактически останется «номером один».

Китаист Раш Доши, работающий сейчас в Белом доме, приводит аналогичные аргументы в своей книге «Игра в долгую»: Китай четко нацелен стать мировым гегемоном по типу Америки, пишет Доши, ссылаясь на различные китайские источники.

Стремление к мировому господству

Разница в амбициях России и Китая отражает разницу их экономических потенциалов. Российская экономика сейчас примерно сравнима по размеру с итальянской. У Москвы попросту нет средств, чтобы претендовать на мировое господство. Китай же по некоторым параметрам уже является крупнейшей экономикой мира. Он также крупнейший мировой производитель и экспортер. Его население примерно в 10 раз больше российского. Поэтому он вполне может претендовать на то, чтобы быть самой влиятельной страной в мире.

Разница в экономических потенциалах позволяет Си быть более амбициозным в своих целях, чем Путину, но и более осторожным в краткосрочном плане. В стремлении Путина использовать войска, чтобы попытаться изменить баланс сил в Европе, есть что-то от отчаянного поведения за игорным столом. Для Путина, наблюдавшего, как членами НАТО становилось все больше и больше стран бывшего советского блока, Украина, по словам Тренина, – «последний рубеж».

В Пекине же, наоборот, считают, что время и история – на стороне Китая. Для обеспечения своего влияния китайцы также располагают множеством экономических инструментов, которых попросту нет у России, – взять ту же «Инициативу пояса и пути».

Сработает ли этот постепенный подход? Или должны произойти какие-то драматические события, чтобы возник новый мир, к которому стремятся Россия и Китай?

Как свидетельствует история, порядок в мире обычно меняется после какого-то масштабного политического события, такого как крупная война, – как это случилось после окончания Второй мировой или холодной войн.

Вопрос заключается в том, потребуется ли и сейчас война, чтобы Китай и Россия смогли удовлетворить свои амбиции по созданию нового мирового порядка. Прямое столкновение с США слишком опасно; его не произойдет, если только все стороны не допустят фатальных просчетов (что всегда возможно).

Но России и Китаю может показаться, что они смогут добиться своих целей с помощью ограниченных военных операций или войны чужими руками. Победа России на Украине, если ей никто не будет противодействовать, может означать, что в Европе складывается новый порядок, де-факто предполагающий сферу влияния России. Успешный захват Тайваня Китаем будет воспринят как свидетельство окончания периода американского влияния в Тихоокеанском регионе. В этом случае многие нынешние союзники США, такие как Южная Корея и Япония, могут пожелать как-то устроиться в новой ситуации, где доминирует Китай.

Либо новые мировой порядок может сформироваться при молчаливом попустительстве США. Такое вряд ли представляется возможным при нынешней администрации Джо Байдена, если только она в последнюю минуту не пойдет на уступки в украинском вопросе. Но в 2024 г. в Белый дом может вернуться Дональд Трамп, а он, по крайней мере на словах, симпатизировал позиции Пекина и Москвы и положительно относится к разделу сфер влияния.

Однако Россия и Китай, похоже, не собираются дожидаться возвращения Трампа, тем более что в республиканской партии немало их противников.

Особенно явно проявляется нетерпение Путина, который пытается форсировать кризис вокруг Украины. Перспективы создания нового мирового порядка могут зависеть от того, чем завершится его украинская авантюра. Но даже если он не сможет добиться в ней своих целей, угроза нынешнему миропорядку не исчезнет. Поднимающийся Китай под предводительством Си Цзиньпина об этом позаботится.

читать еще