Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

На фоне обвала рынков и страха перед войной российская бизнес-элита страдает молча

Успешные российские менеджеры и предприниматели готовятся к большим потерям, но не могут подать голос или повлиять на происходящее

Ефрем Лукацкий / AP / ТАСС

Российская бизнес-элита готовится к возможному военному конфликту, потере миллиардов долларов и новым раундам жестких санкций в молчаливом отчаянии — не в силах повлиять на ход событий и не желая высказываться публично. Об этом говорят владельцы и представители бизнеса, согласившиеся пообщаться с The Moscow Times.

Российский фондовый рынок в последние недели переживает резкий спад, а стоимость рубля рухнула почти до исторического минимума, поскольку противостояние между Россией и Западом из-за Украины не собирается ослабевать. 

«Эта тема неожиданно стала главной для разговоров среди таких людей, как я, — не олигархов, а просто экономически успешных россиян», — рассказал на условиях анонимности частный банкир.

«Мы богаты, и нам есть что терять. У многих из нас есть вторые дома в Европе, вид на жительство на Западе», — добавил он.

Ни один из высокопоставленных бизнесменов или состоятельных людей, с которыми связалась The Moscow Times, не стал публично высказывать свое мнение об экономических последствиях дипломатического кризиса и возможном сползании к войне.

Россияне уже сильно пострадали в последние недели от резкого падения курса рубля и обвала фондового рынка, в результате которого стоимость крупнейших российских компаний снизилась на  $150 млрд. Но, несмотря на угрозы санкций США и перспективу запрета на поездки и замораживания активов для тех, кто находится на вершине корпоративной лестницы страны, в России практически отсутствует общественное недовольство, озабоченность, противодействие или даже обсуждение возможного экономического ущерба от военного противостояния.

«Хотя никто не хочет войны, не ждите, что крупный бизнес встанет и выскажет свое несогласие», — говорит пожелавший остаться неизвестным инвестиционный банкир. «Мы стали пассажирами. Бизнес-сообщество будет обсуждать войну только на своих кухнях. Все будут молчать на публике».

Бизнес на втором месте

Российская бизнес-элита, олигархи и руководители крупных государственных предприятий страны известны своей лояльностью Кремлю. Одной из первых битв Путина на посту президента почти два десятилетия назад было укрощение олигархов. Многие из тех, кто сегодня занимается бизнесом, понимают, что они находятся на своих местах только до тех пор, пока это позволяют Владимир Путин и его ближайшее окружение. Хотя они могут публично спорить о налоговых ставках, инвестиционных схемах или государственной поддержке, внешняя политика для них закрыта.

Такой подход принес многим, в том числе тем, кто не входит в ближний круг Путина, богатство и статус, но сегодня бизнес-логика уступает место лояльности. Как сказал попавший под санкции США миллиардер и друг Путина Геннадий Тимченко в 2014 году: «Личными неудобствами и возникшими издержками в бизнесе можно и нужно пренебречь, когда речь заходит об интересах государства».

Понимая ограниченные возможности российского бизнеса влиять на Кремль — и бессмысленность публичных высказываний — некоторые представители российской деловой элиты смирились с тем, что может произойти.

«Мы мало что можем сделать, когда в игру вступают более крупные политические силы. У нас связаны руки», — сказал бизнесмен из российского списка Forbes, имеющий бизнес-интересы как в России, так и в Украине. 

«Я ожидаю дальнейшего ухудшения отношений (с Западом), что, конечно же, негативно скажется на экономике России. Но крупному бизнесу просто придется пережить это».

«Невозможно планировать заранее или как-то пытаться защитить наши интересы, потому что мы не знаем, что произойдет и как отреагирует Запад», — добавил он.

«За последний месяц события развивались невероятно быстро. В настоящий момент богатые люди мало что могут сделать, чтобы защитить себя от возможного вторжения — для этого уже слишком поздно», — согласен инвестбанкир. 

«Раньше я хорошо знал нескольких руководителей этих компаний», — написал бывший посол США в России Майкл Макфол в Twitter, комментируя обвал на российском фондовом рынке. «Я почти уверен, что могу предсказать их личные взгляды на эти бессмысленные приготовления к войне, не говоря уже о войне. Их взгляды, высказанные публично, конечно, будут другими».

США пригрозили ввести новый пакет санкций, если Россия предпримет агрессию против Украины. Санкции могут быть введены как минимум в отношении трех ведущих российских банков. Они предусматривают отключение банков от мировой финансовой системы, блокировку транзакций в долларах США. 

Спокойный внешний вид

Но среди рыночных бурь есть островки спокойствия. Ростислав Ордовский-Танаевский Бланко, один из крупнейших рестораторов России, сказал The Moscow Times, что ожидает утихания разговоров о войне. «Запад начинает прислушиваться — есть надежда, что будет найден баланс».

Российские корпорации в целом осторожно отнеслись к разговорам о возможном вторжении, сказал Том Блэквелл, генеральный директор EM Communications, консалтинговой фирмы, которая работает с крупнейшими российскими компаниями.

«Есть огромная разница в настроении между людьми, смотрящими на Россию со стороны, и людьми здесь, — сказал он. «Конечно, на фондовом рынке наблюдалась волатильность. Но помимо этого, я не уверен, что есть конкретные примеры того, как бизнес страдает, вынужден что-то делать или подвергается чрезмерному влиянию в данный момент».

Некоторые российские компании пытаются поддержать падающие цены на акции на фоне обвала рынка. Сбербанк заявил об обратном выкупе акций на 50 млрд рублей ($640 млн), но это заявление дало лишь недолгую передышку его акциям, снизившимся на 21% с начала года. О программе обратного выкупа также объявил дисконт-ритейлер Fix Price, чьи акции упали на 40% с момента IPO. Частные энергетические гиганты “Новатэк” и “Лукойл” в последние дни увеличили существующие программы выкупа акций.

«Я уверен, что многие компании считают, что их недооценивают, — сказал Блэквелл. «Я не удивлюсь, если вы увидите развитие тенденции обратного выкупа в краткосрочной перспективе».

Иностранные компании и инвесторы в Москве также демонстрируют спокойствие. «Я бы не называл это паникой. Это обычный бизнес — потому что бизнес уже привык к подобным ситуациям за последние годы», — сказал представитель бизнес-ассоциации, который также пожелал остаться неназванным, сославшись на «политически чувствительную ситуацию».

Бизнес в России прошел через несколько раундов страха перед санкциями с 2014 года, когда Москва присоединила Крым и поддержала сепаратистские силы на востоке Украины. После этого иностранные инвестиции рухнули и эксперты говорят, что они могут никогда больше не достичь докрымского уровня. Это оказало закаливающее воздействие на оставшиеся фирмы, что объясняет их внешнее спокойствие.

«Все просматривают заголовки в поисках следующей эскалации. Отзыв некоторых сотрудников посольств Великобритании и США в Киеве насторожил бизнес, хотя по понятным причинам инвесторы считают это чрезмерной реакцией на данном этапе», — считает Крис Тук, заместитель директора компании по политическим рискам GPW.

«Бизнес ищет, что могло бы стать триггером, означающим, что война неизбежна — например, полный срыв переговоров по безопасности. До сих пор не было ни одного события, которое заставило бы фирмы начать реализацию планов действий в чрезвычайных ситуациях."

Те, у кого есть специфические связи, находят возможность заработать и в этой ситуации. «После пары разговоров с ребятами, непосредственно причастными к Донбассу, я перевел все свои активы в доллары и продал свои российские акции», — рассказал The Moscow Times московский чиновник. «Это было еще в декабре, когда никто ничего не ждал».

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку