Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

«Я не забыл, что моя родина – Украина»

Выходцы из Донбасса, живущие в России, боятся новой войны

Колючая проволока на границе села Коминтерново, ДНР. Валентин Спринчак / ТАСС

В 2014 г., когда сепаратисты взяли под свой контроль его родной город в Луганской области, Александр Карпак был на их стороне. Восемь лет спустя он опасается начала новой войны между страной, где родился, и своей новой родиной. 

«Напасть на Украину – это самоубийство. – говорит 28-летний Карпак, натурализованный гражданин России, который работает в сфере маркетинга в Воронеже. – Но если дело дойдет до этого, я надеюсь, что Россия будет защищать Донбасс".

В Воронеже проживает много беженцев из Восточной Украины, их общее число в России оценивается примерно в миллион человек. Мало кто из них рад новому конфликту, но большинство по-прежнему не могут представить, что их родные города вернутся под контроль Украины.

The Moscow Times спросила уроженцев Донбасса как в России, так и в Восточной Украине, что они думают об угрозе новой войны. Многие попросили не называть их фамилии, чтобы защитить родственников в Украине или в сепаратистских республиках.

По мере углубления кризиса в Украине судьба Донбасса все чаще оказывается в центре внимания российской стороны. Москва всегда отрицала свою причастность к конфликту, хотя и считается, что Донецкая и Луганская народные республики были созданы в 2014 г. при поддержке России. Согласно соглашению «Минск-2», заключенному в 2015 г., официальная позиция Кремля заключается в том, что Донбасс должен быть реинтегрирован в состав Украины с достаточной автономией. 

Однако большинство уроженцев Донбасса предпочитают дипломатическое признание республик или их непосредственное присоединение к России. «Думаю, что признание – это единственный возможный способ восстановления Донбасса и восстановления экономики», – говорит Карпак. По его мнению, Соединенные Штаты подстрекают Киев вернуть сепаратистские регионы силой. 

В последние месяцы позиция России по Донбассу, похоже, сдвинулась в том же направлении. В декабре около 100 000 российских военнослужащих были сосредоточены на границе с Украиной, а президент Владимир Путин обвинил киевские власти в «геноциде» русскоязычного населения региона. В январе, когда переговоры России и США по поводу натовских устремлений Украины зашли в тупик, Госдума назначила слушания для обсуждения признания Донецкой и Луганской народных республик в качестве независимых государств.

Для уроженцев Донбасса, которые почти десять лет живут в условиях правовой неопределенности, и их жизненно важные документы, включая паспорта и дипломы, не признаются большинством стран мира, вхождение в состав России имеет свою очевидную привлекательность. «Я за признание республик, в конечном итоге, за объединение с Россией. – говорит Роман, восемнадцатилетний студент-медик из Донецка, который сейчас живет в Москве. – У Донбасса нет пути назад в Украину».

Но даже для Романа, который уехал из Донецка в Россию 11-летним ребенком в 2014 г., после того как его отец уволился с украинской государственной службы, эмоциональные связи со страной рождения полностью не исчезли. 

«Конечно, я люблю Украину: ее красоту, ее культуру, ее людей. – говорит он. – Но для меня эта страна по-прежнему враг».

В последнее время выходцы из Донбасса стали важным политическим ресурсом в России. Перед сентябрьскими выборами в Госдуму, на которых «Единой России» пришлось отстаивать свое большинство в условиях падения популярности, натурализованных жителей самопровозглашенных республик на автобусах перевозили через границу голосовать. Голосование на Донбассе прошло в пользу «Единой России», и ее кандидат и бывший премьер-министр ДНР Александр Бородай был избран депутатом. По данным «Коммерсанта», Путин распорядился изучить вопрос о предоставлении Донбассу представительства в Госдуме.

Однако не все российские беженцы из Донбасса придерживаются прокремлевских взглядов, и некоторые из них винят Москву в катастрофе, постигшей их родину. Для Карины, 22-летней студентки родом из Луганска, живущей сейчас в Воронеже, лучшим решением для Донбасса было бы возвращение под контроль Украины путем переговоров. 

«Я не теряю надежды, что однажды конфликт будет решен. – сказала она в интервью The Moscow Times. – Надеюсь, что однажды Украина станет правильно относиться к Донецку и Луганску, предоставит им автономию, и они вернутся в состав Украины».

В свое время Карина поддерживала пророссийских сепаратистов, захвативших контроль над ее родным городом весной 2014 г. Но позднее она вместе с семьей бежала из Луганска из-за разгула беззакония и ухудшения экономической ситуации. 

«Мы поняли, что боевики вели себя неправильно. – говорит она. – Это были сплошь бандиты. Я не забыла, что Украина – моя родина. Сейчас я гражданка России и живу по российским законам. Но у меня просто не было выбора, и пришлось приехать сюда».

Перспектива новой войны страшнее всего для тех, кто остался на Донбассе. Регион в значительной степени обезлюдел, большинство трудоспособных жителей уехали в Россию, а оставшееся население состоит из людей юных или пожилых. 

Восемнадцатилетний житель Донецка Кирилл, который попросил не называть его фамилию, рассказал, что собирается записаться в армию ДНР. На вопрос, заданный во ВКонтакте, он прагматично ответил: «Я не слишком беспокоюсь. Конечно, полномасштабная война – это плохо, но что будет, то будет». 

Над репортажем работал Кирилл Пономарев в Воронеже.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку