Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Вторжение России в Украину больно ударит по мировой экономике

@ArmedForcesUkr / twitter

Конфликт, который может стать крупнейшим в Европе со времен Второй мировой войны, разрушил надежды на быстрое восстановление мировой экономики после коронавируса, по крайней мере, в краткосрочной перспективе.

В четверг вторжение России в Украину уже потрясло финансовые рынки, а возросшая геополитическая напряженность может усугубить инфляцию и еще более повлиять на узкие места в цепочках поставок.

По мнению экономистов, косвенные последствия влияния конфликта на деловую и потребительскую уверенность и товарные рынки будут значительнее, чем прямые результаты снижения объемов торговли с Россией, а также экономических санкций, введенных США и ЕС против Москвы, и последующей за этим цепной реакции в экономических связях. Прогнозы относительно последствий варьируются от ограниченных до чрезвычайно серьезных. Так, если цены на энергоносители продолжат расти, это может быстро привести к тому, что мировая экономика окажется уже во второй стадии рецессии за три года.

По мнению экономистов, наибольшее внимание следует уделить следующим вопросам:

Насколько серьезной будет война?

Цели Владимира Путина остаются неясными. Аналитики рассматривают несколько сценариев, которые варьируются от смены правительства в Киеве на дружественный Москве режим до масштабной попытки перекроить границы в Европе и за ее пределами.

Главный экономист Berenberg Bank Хольгер Шмидинг говорит, что в первую очередь необходимо ответить на вопрос «насколько серьезной будет война?». Ответ определит масштаб вероятной реакции финансовых и энергетических рынков в ближайшие дни.

Экономисты также считают, что не меньшее значение будет иметь и реакция других стран в мире. Экономист BlueBay Asset Management Тим Эш особо отмечает роль Китая, который заявил о своей готовности помочь России справиться с финансовыми последствиями ее военных действий в Украине. Реакция Пекина жизненно важна с точки зрения глобальных последствий, которые могут варьироваться от опасных – например, усиление напряженности в отношениях с Тайванем – до дипломатических действий с более благоприятными результатами. «Либо [Китай] увидит в этом возможность вторгнуться на Тайвань, либо возможность улучшить отношения с США», – говорит Эш.

Смогут ли рынки выдержать геополитический шок?

В четверг на ведущих мировых финансовых рынках наблюдалось резкое падение, но результат мог быть и более тяжелым. Это говорит о том, что рынки удивлены действиями Путина, однако пока не предвидят более серьезных потрясений, подобных финансовому кризису. Поэтому возможно дальнейшее падения рынков, чреватое последствиями для доходов корпораций и домохозяйств, а также в сфере потребления и деловой уверенности во всем пире.

Главный экономист Capital Economics Нил Ширинг отмечает, что, несмотря на падение акций, снизилась и доходность облигаций, а кредитные спреды расширились незначительно. Все это говорит о том, что реакция рынка была упорядоченной и пока не свидетельствует об ожиданиях более масштабной войны в Европе.

Избежать обвала рынка удалось не во всех странах, и многие развивающиеся экономики пострадали от более резких колебаний. Портфельный менеджер Aberdeen Asset Management Кевин Дейли отмечает резкие падения рынков в Гане, Турции, Египте и Пакистане, считая, что это результат бегства капиталов из финансово уязвимых стран в более безопасные места.

Рэнди Крошнер, заместитель декана Школы бизнеса Бута при Чикагском университете и бывший член совета управляющих Федеральной резервной системы (ФРС), указывает, что риски рецессии должны проявиться в разнице доходности облигаций инвестиционного класса и высокодоходных облигаций, которая в четверг выросла незначительно. По его мнению, доходность суверенного долга стран, географически близких к кризису, будет хорошим индикатором того, начинают ли рынки опасаться более масштабного конфликта.

Насколько сильно может пострадать уверенность потребителей?

Решающее значение для мировой экономики будет иметь то, насколько домохозяйства и бизнесы станут более осторожными в ответ на действия России, будут ли они меньше тратить и откладывать больше средств.

Главный экономист Pantheon Macroeconomics Иэн Шефердсон считает, что замедление роста неизбежно: «Потребительские настроения повсеместно еще больше ослабнут...Это означает, что экономический рост в Европе, США и на большинстве развивающихся рынков будет более медленным, чем ранее ожидался».

Старший аналитик по инвестициям и рынкам в Hargreaves Lansdown Сюзанна Стритер говорит: «В зависимости от того, как долго будет продолжаться кризис, может произойти значительная потеря уверенности бизнесов и потребителей».

Экономисты также предупреждают о давлении на бизнесы, связанные с цепочками поставок, в которых Россия играет большую, хотя и малоизвестную роль, например, в добыче критически важных природных ресурсов. Страна поставляет около 40% мирового объема палладия – ключевого компонента каталитических нейтрализаторов в автомобилях, работающих на бензине, а также электронных устройств.

Как энергетические проблемы повлияют на более широкую картину инфляции?

Европа сильно зависит от газа из России и не сможет быстро перейти к альтернативным поставкам, если трубопроводы будут перекрыты. Некоторые аналитики считают, что поскольку мягкая зима подходит к концу и уровень запасов газа в Европе выше, чем ожидалось, проблема поставок газа стала менее острой. Однако в случае продолжения кризиса еще в этом году проблема возникнет вновь.

Еще более важной проблемой является влияние кризиса на цены на нефть, газ и другие сырьевые товары. Резкий рост цен приведет к дальнейшему росту инфляции и ударит по потребителям.

«Наша модель показывает, что при наихудшем сценарии цены на нефть могут вырасти до $120-140 за баррель. – говорит Ширинг. – Если рост сохранится до конца этого года, и мы увидим повышение цен и на природный газ в Европе, то это добавит около двух процентных пунктов к инфляции в развитых странах – больше в Европе, меньше в США. И это окажет дополнительное давление на реальные доходы». Шефердсон считает, что США в целом будут относительно защищены, но дальнейший рост цен, помогая производителям сланцевой нефти и газа, одновременно ударит и по карманам американских потребителей.

Это может усилить давление на центральные банки с целью повышения процентных ставок. ФРС в прошлом месяце уже дала понять, что с марта начнет повышать ставки для борьбы с растущей инфляцией (хотя председатель ФРС Джей Пауэлл и не стал прогнозировать, сколько повышений ставок будет в этом году).

С другой стороны, заместитель председателя Evercore ISI Кришна Гуха считает, что вторжение в Украину «усложняет способность центральных банков по обе стороны Атлантики обеспечить мягкую посадку после всплеска инфляции, вызванного пандемией». Гуха считает, что ожидания повышения ставок на финансовых рынках могут снизиться.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку