Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Financial Times

Что я узнала об Украине, поужинав с Владимиром Зеленским

Президент Украины Владимир Зеленский. @DefenceU / twitter

Осунувшееся лицо украинского президента Владимира Зеленского сегодня каждый день появляется на экранах. Он продемонстрировал замечательное мужество после вторжения России; учитывая, что в прошлом он был актером-комиком, это удивило многих. Но когда я сегодня вижу его лицо, мне вспоминается другой его образ.

Три года назад я участвовала в конференции по политэкономии в Киеве; в программе после ужина было заявлено выступление Зеленского. Я ожидала рассудительной дискуссии о политике, похожей на ту, что состоялась годом ранее с его предшественником Петром Порошенко.

Вместо этого Зеленский устроил сюрреалистическое представление, в котором играл роль того, кем он был до победы на президентских выборах – вымышленного президента из популярного сериала «Слуга народа». Еще бóльшую экстравагантность ситуации придавало то, что его интервьюера «играл» актер, который заменил Зеленского в сериале.

Затем под изумленными взглядами экономистов, дипломатов и бизнес-лидеров они поменялись ролями – и теперь уже настоящий президент Зеленский брал интервью у своего вымышленного партнера, отпуская шутки вроде: «Если Великобритания больше не хочет входить в ЕС, можно бы займем ее место?» Некоторые зрители были озадачены. Но это было уморительно смешно. И, когда я позднее болтала с Зеленским, он просто светился от озорного удовольствия, что смог перевернуть с ног на голову традиционный образ политического лидера.

В тот вечер Зеленский «смешил нас, говоря о геополитике», вспоминает моя подруга и эксперт по Украине Урсула Вулли, которая также присутствовала на ужине: «Но внутри он тогда был серьезен – и абсолютно серьезен сейчас». Причина в том, объясняет она, что «в Москве пропагандисты использовали постмодернистские идеи, чтобы морочить людям головы, лишить общественность какого-либо влияния и контролировать политику. На Украине постмодернизм выражается в сюрреалистическом юморе, творческом сопротивлении агрессивной российской автократии и уходе от основанной на идентичности политики ХХ в.».

Сегодня, когда его страна подверглась нападению и самому Зеленскому грозит реальная опасность, в этом, похоже, и заключается более широкий смысл, почему мир должен поддержать Украину в ее нынешней борьбе.

В последние годы руководство страны пыталось создать образ молодой нации, ниспровергающей многие традиционные советские нормы и «национализм». Это оказалось непросто, как я впервые осознала еще в 1980-е гг., когда изучала в Москве русский язык перед тем, как участвовать в докторской программе по обмену, предполагавшей изучение культур народов СССР.

Моя учительница русского тогда объяснила, что слово «Украина» происходит от двух слов – «у края». Она представила Украину как «окраину» (что можно считать наследием империализма) – эту идею Путин и довел до ужасной крайности.

Позднее я осознала, насколько оскорбительным является этот ярлык. Люди, живущие на Украине, считают ее самостоятельной страной. И в той мере, в какой Украина находится на «окраине», они хотят, чтобы это была окраина Европы. Известный украинский музыкант Андрей Хлывнюк заметил на этой неделе: Западу «мы нужны в качестве щита, защищающего» ценности, которые Украина с ним разделяет, такие как «равные права для всех, верховенство права <…> и превыше всего – права человека».

Поэтому представление о национальной общности у Украины отличается от того, что есть в других бывших советских республиках. Путинский взгляд на русский национализм – авторитарный, исключающий, этнически ограниченный. Украина порой тоже могла скатываться в эту сторону; как и в других частях Европы, в ее истории были взрывы и жестокого расизма, и антисемитизма. Но восхождение Зеленского отражает новые течения. Он русскоязычный еврей, чей поначалу далеко не идеальный украинский во время предвыборной кампании высмеивал Порошенко.

Как мне рассказали, когда несколько лет назад украинское правительство хотело запретить русскоязычные фильмы, Зеленский выступил против. В последнее время его правительство пытается избежать демонизации своих противников. На этой неделе представитель Украины в ООН выразил сочувствие российским солдатам, погибающим на Украине. На прошлой неделе Зеленский выпустил на YouTube страстное видеообращение, где настаивал: нельзя говорить, что украинцы «ненавидят русскую культуру». «Как можно ненавидеть культуру? Любую культуру? – говорил он. – Соседи всегда обогащают культуру друг друга».

Циник может сказать, что эти идеалы инклюзивности могут быть погребены под жестоким нападением России. Я страстно надеюсь, что этого не случится. Нация, существующая «на окраине» – хороший маяк для либеральных ценностей в глобализованную эпоху, как и лидер-комедиант, который знает, что юмор может смягчить ненависть. И та, и другой заслуживают помощи.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

читать еще