Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

В чем секрет военных успехов Украины

Украинские военные в городе Тростянец Сумской области. Efrem Lukatsky / AP / ТАСС

Новая фаза войны в Украине, по словам бывшего командующего войсками США в Европе Бена Ходжеса, будет войной в «классическом стиле: сталь против стали» — на открытой местности с использованием больших масс войск и бронетехники. Но на начальном этапе российской армии не удалось выполнить поставленные задачи: захватить за несколько дней крупные города (единственным стал Херсон) и сбросить правительство в Киеве.

Во многом это объясняется тактикой, которую применяли украинские войска: небольшие отряды устраивали засады и в ходе коротких стычек подрывали российскую бронетехнику или стационарные комплексы. Так поступал и лейтенант Национальной гвардии Украины Андрей Кулиш; а за приобретенные навыки он благодарил канадскую армию, пишет The Wall Street Journal.

Канадцы прошлым летом тренировали бригаду быстрого реагирования, в которой служит Кулиш. Учения, проходившие на западе Украины, были частью многолетней программы по переобучению вооруженных сил и перестройке армии на западный манер, которыми занимались инструкторы из Канады, Великобритании, Румынии, США и других стран НАТО, рассказывает газета.

Реформа армии

Перестройка, которая затронула все, от солдата до министерства обороны и надзорных функций парламента, стала одной из важных причин, по которой гораздо менее оснащенные украинские войска удивили мир, оказав эффективное сопротивление более многочисленной российской армии, говорят сами украинцы и западные советники. В программе, которая длилась более восьми лет, ежегодно участвовало не менее 10 000 военнослужащих, и к моменту вторжения России основное обучение проводили уже украинские инструкторы, хотя им продолжали помогать не менее восьми стран НАТО. Она позволила избавиться от застарелых советских командных структур, которые до сих пор снижают эффективность российских вооруженных сил, и перейти на западные стандарты, где солдат учат думать на бегу и самим принимать решения. Кулиш говорит о своих товарищах по оружию:

[Они], безусловно, следуют процедурам, которым научились, проходя боевую подготовку с НАТО.

Военная помощь стран НАТО Украине никогда не была секретом, но о ней предпочитали лишний раз и не говорить, чтобы не раздражать Россию, пишет WSJ. Аннексия Крыма и сепаратистское движение на востоке Украины в 2014 г. заставили тогдашнего президента Петра Порошенко заняться трансформацией вооруженных сил. Приглашенные западные офицеры выбрали в качестве базы город Яворов у границы с Польшей.

С собой они принесли совершенно новые концепции для армии, построенной по советскому образцу: гражданский контроль над военными, профессиональных инспекторов, внешних аудиторов и специалистов по логистике. Количество солдат и вооружений перестало считаться приоритетом, вместо этого советники НАТО внедрили концепцию развития потенциала, в рамках которой командиры устанавливают цели и обеспечивают необходимые для их достижения войска и вооружения, рассказывает WSJ. Также был принят подход «управление выполнением боевой задачи»: командующие определяют боевые задачи и «спускают» задачу по принятию решений как можно ниже по командной цепочке, вплоть до отдельных солдат. Важным связующим звеном между командирами и рядовыми также стали военнослужащие сержантского состава, которыми становятся опытные солдаты. Бывший министр обороны Андрей Загороднюк сказал WSJ:

Это радикально изменило ситуацию, во много раз повысив эффективность вооруженных сил.

По словам Кулиша, новый подход оказался особенно продуктивным, потому что украинцы понимают советский тип мышления военных. «Русские используют свою обычную тактику, которая несильно изменилась со сталинских времен. Сначала артобстрел. Затем они бросают горы [пушечного] мяса на наши позиции». Украинцы же, по его словам, действуют непредсказуемо и гибко: «Мы вносим хаос в их ряды».

«Украинцы используют ресурсы именно там, где те больше всего нужны, и делают это быстро. Они очень адаптивны и проворны, фактически действуют в стиле „ударил и беги“», – говорил Financial Times высокопоставленный военный из США.

Покончить с советским мышлением

В российской армии до сих пор во многом используется советский подход, когда старшие офицеры отдают приказы, которым рядовые обязаны беспрекословно подчиняться, не имея возможности адаптировать их к реальной боевой ситуации. В том числе этим западные разведслужбы и военные объясняют высокое число погибших среди высшего командного состава российской армии, вторгнувшейся в Украину. В армиях стран НАТО многие задачи на поле боя решают сержанты, капралы и другие младшие чины, а в российской это разрешено делать лишь офицерам в звании не ниже лейтенанта, пишет «Русская служба Би-би-си».

«Российские офицеры обеспечивают тактическое руководство и подготовку своих взводов, рот или батальонов. Сержанты чаще всего лишь управляют техникой или исполняют приказы, то есть никем не руководят. Это значит, что офицеры вынуждены брать на себя больше функций по руководству боем на передовой. Следовательно, российский офицер имеет больше шансов погибнуть в бою, чем офицеры многих других армий», — сказал Би-Би-Си Самюэл Кренни-Эванс из Королевского института оборонных исследований.

По оценке издания на 5 апреля, 20% погибших, о которых сообщили в регионах, — это офицеры в звании от младшего лейтенанта до генерала.

Приоритетом для украинцев с 2014 г. была борьба с пророссийскими сепаратистами на востоке. НАТО организовало курсы по военной медицине, использованию гражданских служб в чрезвычайных ситуациях, противодействию российской гибридной войне, от применения дронов до взлома телефонов. Членов Национальной гвардии стали учить современной тактике ведения боя, после чего представители армии попросили организовать такие курсы и для них, рассказал WSJ высокопоставленный американский военный.

Ответственность и подотчетность

Реформа шла с трудом, отмечает газета. Советники из США, Великобритании и других стран НАТО объясняли, что для повышения боеспособности вооруженных сил необходимо изменить все руководство и важен «не план, а планирование». Когда противодействие со стороны мыслящих по-советски офицеров и бюрократов возрастало, западные советники шли в обход, рассказывает полковник Кристофер Ривз, который возглавлял канадских инструкторов в 2017-2018 гг.: «Мы делали ставку на лидеров, которые могли зарядиться нашей энергией и приумножить ее».

Западные советники потратили не один год, чтобы преодолеть противодействие и заложить основы для профессиональной армии, включая аудит и отчетность, программы профессионального роста и оценки военнослужащих, а также подотчетность гражданским органам, которая позволила сократить коррупцию и бесхозяйственность. При продвижении по карьерной лестнице командиров «бóльшую роль стал играть боевой опыт, чем то, у кого больше бюджет», говорит Ривз.

В тоталитарных государствах нет институтов, способных возражать военным, добавляет Загороднюк: «В России с военными никто не спорит».

Взаимодействие между западными и украинскими военными было взаимовыгодным. Первые, приезжая с Донбасса, делились своим опытом со вторыми, в том числе в деле применения западных видов вооружения и относительно действий сепаратистов, поддерживаемых Россией. «Это была улица с двусторонним движением, — сказал WSJ полковник в отставке Лайам Коллинз, бывший офицер сил специального назначения армии США. — Без сомнения, мы учились у них в то же время, как они учились у нас».

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку