Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Financial Times

Кризис демократии, говорите? Вы посмотрите на автократии!

kremlin.ru

Выражение «кризис демократии» стало в наши дни расхожим штампом. Но как насчет кризиса автократии, который грозит гораздо более далеко идущими последствиями? Просто посмотрите на то, что творится в России, Китае, Турции и Эфиопии, которую можно, наверное, назвать крупнейшей автократией в Африке!

В период с финансового кризиса 2008 г. и до прошлого года авторитарные правительства часто хвалили за их якобы высокую эффективность. Они демонстрировали более высокие темпы экономического роста, чем западные страны, причем экономика Китая делала это десятилетиями (хотя разбогатеть не так уж сложно, если отправной точкой служит организованный государством массовый голод). Поклонники авторитарных лидеров также утверждали, что те могут действовать, ориентируясь на долгосрочную перспективу, в то время как демократическим лидерам всегда приходится беспокоиться о выборах. Даже утверждалось, что это преимущество поможет китайцам бороться с изменением климата.

Весной 2020 г. власти Китая фактически посадили население страны на карантин, чтобы не допустить распространения коронавируса, в то время как демократически избранный президент США продолжал обещать, что COVID-19 исчезнет как по волшебству.

Но теперь пришла очередь авторитарных стран оказаться в беде, и их беды превосходят наши.

Автократия в Китае усугубила пандемию. Даже если предположить, что COVID-19 распространился не в результате экспериментов в уханьской лаборатории, скрытность властей и боязнь нижестоящих чиновников сообщать плохие новости вышестоящим на месяцы сократили время, которое мир мог бы потратить на подготовку к пандемии. Появись вирус, скажем, в Италии, к концу ноября 2019 г. эпидемиологи всего мира были бы проинформированы о нем и планировали бы контрмеры.

Впоследствии появление вакцин (а лучшие из них были разработаны на Западе) продемонстрировало сильные стороны демократии. В большинстве западных стран население сейчас привито и живет свободно, в то время как китайские и российские вакцины, поспешно выпущенные из соображений престижа, имеют сомнительную эффективность и вызывают недоверие. Здесь тоже сказались недостатки автократии: сложно осуществить прорывные разработки без свободы научного исследования, а секретность при поиске и испытании вакцин только породила недоверие к ним. Неудивительно, что полностью вакцинирована лишь половина россиян. (Даже Владимир Путин колебался семь месяцев, прежде чем сделать прививку). А теперь Китай, обеспокоенный тем, что его вакцины не смогут побороть омикрон, с начала апреля посадил под домашний арест 25 млн шанхайцев.

Война, которую Россия начала в Украине, показывает, что ее «сильному лидеру» наплевать на благосостояние своего народа. В этом году экономический спад в России может составить 10%, а в I квартале страну могло покинуть 3,8 млн россиян.

Гонконг тоже переживает утечку мозгов, вызванную насаждением авторитаризма. Кто бы мог подумать, что международным деловым центрам нужны верховенство права и свободные СМИ?

Сейчас Россия проигрывает начатую ею войну в основном потому, что она — автократия. Демократия помогает даже на полях сражений. Украина наделяет младших командиров правом принимать решения на месте; российская же армия — это такая же вертикаль власти, как и сама Россия, а российское оружие так же ненадежно, как и ее вакцины.

Кроме того, у Украины есть друзья. У демократических стран они есть, потому что эти страны разделяют общие ценности и умеют находить компромиссы. Вот почему одинокая Россия постоянно чувствует себя окруженной врагами. Члены НАТО и ЕС снабжают Украину оружием и ради дружественной страны согласились претерпеть экономические сложности и некоторый риск ядерной бомбардировки. Страны ЕС также делятся друг с другом дефицитным топливом.

К тому же друзья Украины богаты, потому что таковы обычно демократические страны. По ВВП на душу населения Китай по-прежнему беднее, чем Греция, а Россия, по всей видимости, станет беднее Китая, и при этом посмотрите на масштабы имущественного неравенства в ней!

Да, страны глобального Юга не осудили вторжение Путина, но это не значит, что они являются друзьями России. Индия, например, просто пользуется ее проблемами, с удовольствием покупая российскую нефть со скидкой более чем в $30 за баррель. Напротив, Польша приняла уже 3,1 млн бежавших от войны украинцев.

Одновременно тяжелый кризис настиг и два других авторитарных государства: инфляция в Турции составляет уже 70% (представьте себе такой показатель в любой западной стране), потому что президент Реджеп Тайип Эрдоган не стесняется озвучивать свои сумасбродные представления о денежной политике и сменил нескольких руководителей Центрального банка. Как и в России, средний класс, который изначально поддерживал сильного лидера, нищает. А в Эфиопии гражданская война усугубляет зарождающийся голод.

Также выясняется, что автократии не думают о долгосрочной перспективе: выбросы углекислого газа в Китае за три десятилетия выросли более чем втрое и сейчас превышают выбросы всех развитых стран вместе взятых.

Кризис автократии отчасти объясняется отсутствием корректирующих механизмов, особенно после того, как Си Цзиньпин, Путин и Эрдоган сняли законодательные ограничения на свое пребывание у власти. В отличие от них, США после иракской катастрофы отказались от вторжений и изгнали своего шута. Правда, Трамп и бразилец Жаир Болсонару могут пытаться незаконным путем обернуть выборы в свою пользу, но пока что количество демократических государств остается вблизи исторического максимума. Учитывая, сколько стран с короткой историей демократии и слабыми институтами пробовали строить демократический режим после 1989 г., удивительно, как мало из них скатилось обратно в авторитаризм.

С 2020 г. авторитарные государства дают миру болезни, войны, а теперь и голод. В перспективе падение их режимов может привести к насилию и анархии. Эти системы подобны гнилым деревьям, вечно грозящим обрушиться на наши более ухоженные дома.
Мнение автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

читать еще