Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Какова цель США в войне в Украине?

Президент Джо Байден на совещании с военным и гражданским руководством оборонного ведомства U.S. Secretary of Defense

В феврале, незадолго до российского вторжения, генерал Марк Милли, председатель Объединенного комитета начальников штабов, пессимистично оценивал перспективы Украины. Один из вероятных вариантов предполагает падение Киева в течение трех дней, сказал он на слушаниях в Конгрессе США.

В прошлый понедельник Милли говорил совсем по-другому. США продолжат оказывать Украине военную поддержку, так как важно продемонстрировать, что «большой не может просто так уничтожать маленького и слабого». Что касается перспектив окончания войны, определять «итоговые контуры государства в границах Украины» должны сами украинцы, сказал он.

Успехи Украины на полях сражений в последние недели породили чуть ли не триумфальные настроения среди ряда американских политиков и чиновников. Некоторые теперь видят возможность нанести России решительный удар. С начала войны Вашингтон выделил Украине беспрецедентную сумму — $54 млрд. «Мы хотим видеть Россию ослабленной до такой степени, чтобы она больше не могла делать такого рода вещи, как вторжение в Украину», — заявил министр обороны Ллойд Остин.

Однако остается непонятным, каким именно путем, по мнению Вашингтона, могут и должны развиваться события в Украине. Почти нет подробностей относительно того, как в реальности может выглядеть стратегическое поражение России, на какие территориальные условия США в конечном итоге могут посоветовать Киеву согласиться.

Согласно недавно сформулированным основным тезисам, изложенным в документе для внутреннего пользования Совета национальной безопасности США, с которым ознакомилась Financial Times, Вашингтон желает видеть «демократическую, суверенную и независимую Украину» и стремится к тому, чтобы попытка России поставить Украину под контроль «закончилась стратегическим поражением».

«Мы концентрируем усилия на том, чтобы предоставить Украине максимально возможную поддержку на поле боя, чтобы она имела максимально выгодную позицию за столом переговоров», — говорится в основных тезисах.

Некоторые аналитики полагают, что администрация намеренно сохраняет неопределенность в отношении своих военных целей. «Цель заключается в том, чтобы Россия потерпела поражение в своей агрессии против Украины. Однако не совсем понятно, как именно определяется „поражение“, — говорит Стивен Пайфер, бывший посол США в Украине, научный сотрудник Стэнфордского университета. — Чтобы сохранять гибкость, они не хотят слишком сильно вдаваться в подробности в этом вопросе».

Администрация Джо Байдена пытается найти равновесие между желанием предоставить военную помощь Украине, не создав впечатления, что она подталкивает ее к территориальным уступкам (это создаст политические проблемы в Киеве), и необходимостью удерживать международную коалицию, где некоторые европейские союзники уже в открытую высказывают опасения относительно последствий, которые затяжная война окажет как на саму Украину и ее общество, так и на их собственные экономики.

В последние недели лидеры Франции, Германии и Италии в своих заявления призывали к тому, чтобы каким-либо образом договориться о прекращении огня и начать переговоры об урегулировании конфликта.

И хотя все члены международной коалиции настаивают, что окончательное решение остается за украинцами, они знают, что их способность продолжать сражаться сильно зависит от военной и финансовой помощи, которую они получают, — прежде всего от американцев. «Европейцам хотелось бы знать, как Америка видит окончание войны, потому что идея того, что Россия проиграет (или не выиграет) не была сформулирована», — говорит бывший посол Италии при НАТО Стефано Стефанини.

Какое вооружение поставлять

Значительные поставки вооружений Украине говорят о том, что США намерены играть вдолгую. Но при этом в Вашингтоне тщательно выбирают, какую именно военную помощь предоставлять.

Власти Украины постоянно призывают обеспечить поставки артиллерийских систем дальнего радиуса действия — без них ее войска не смогут в необходимой мере противостоять противнику, который без конца обстреливает украинские позиции.

США пообещали десятки 155-мм гаубиц, который имеют бóльший радиус и более высокую точность стрельбы, чем обычные российские орудия. Бóльшая их часть уже прибыла в Украину, и их уже начинают использовать на поле боя, говорят представители Пентагона.

Но ряд сенаторов призывает к поставкам реактивных систем залпового огня (РСЗО), на получении которых так настаивает Киев. «Мы должны дать им то, что им действительной нужно, — заявил сенатор-республиканец от штата Огайо Роб Портман. — Нужно перестать заблуждаться, говоря себе, что если мы не будем поставлять некоторые системы, такие как РСЗО, то мы каким-то образом не будем провоцировать Россию, а президент Путин с благодарностью отреагирует на этот жест и каким-то образом прекратит нападение на Украину или смягчит его».

По словам чиновников администрации, в Белом доме не хотят, чтобы американское вооружение использовалось для обстрелов территории России, и США не предоставляют информацию о российских военачальниках на передовой, которая позволила бы их ликвидировать.

Споры о типах поставляемого вооружения связаны с более масштабной дискуссией о том, как же может быть определено «стратегическое поражение» России.

В Вашингтоне считают, что вне зависимости от хода войны Россия уже будет ослаблена, в том числе в результате санкций и прекращения поставок технологий и оборудования. Финляндия и Швеция подали заявки на вступление в НАТО, их поддерживают в сенате, а с Турцией удастся договорится, считают чиновники. «В более широком стратегическом смысле Путин уже проиграл», – заявил недавно Крис Кунс, сенатор-демократ от штата Делавэр и член сенатского комитета по международным отношениям.

Сэмюэл Чэрап, старший политолог в Rand Corporation, добавляет:

Россия будет изолирована, истощена, окружена еще бóльшим числом стран НАТО, ее вооруженные силы будут сильно ослаблены, а в мире она во многих отношениях станет парией.

Как удержать союзников

Но длительная война уже пугает многих европейских союзников Вашингтона. Директор по национальной разведке Эврил Хейнс сказала недавно в Конгрессе: Путин надеется, что западные страны не смогут долго сохранять единство. «Он, видимо, рассчитывает, что решимость США и ЕС ослабнет, так как ситуация ухудшится из-за нехватки продовольствия, инфляции, высоких цен на энергоносители», — заявила она.

Расхождения во взглядах уже стали проявляться. Некоторые страны, такие как Польша и Великобритания, в некоторых случаях выступают даже активнее, чем США, тогда как Франция, Италия и Германия призывают к большей осторожности. Президент Польши Анджей Дуда сказал недавно, обращаясь к Верховной Раде:

В Европе начинают звучать беспокойные голоса, призывающие Украину признать требования России. Я должен ясно заявить: только у Украины есть право решать, как ей поступать.

Оговариваясь, что условия для переговоров должны определять сами Украинцы, к прекращению огня в последние недели призвали президент Франции Эммануэль Макрон и премьер-министр Италии Марио Драги. Последний также отметил, что для прекращения гуманитарной катастрофы и насилия нужно возобновить политический диалог между Россией и Украиной, чтобы они могли решить спорные вопросы.

Самый острый вопрос здесь – территориальный. Представители украинских властей отвергают предложения договориться о прекращении огня, пока Россия остается на оккупированных территориях. Некоторые весьма резко отреагировали на слова бывшего госсекретаря Генри Киссинджера, что Украине, возможно, стоит пойти на территориальные уступки, чтобы избежать страданий и потерь, связанных с долгой войной.

Президент Владимир Зеленский заявил, что отвод российских войск к границам до 24 февраля мог бы создать условия для переговоров. Правда, он оговорился, что не видит в этом заинтересованности со стороны России.

В Вашингтоне занимают позицию где-то посередине европейского спектра: представители администрации не настаивают на возвращении к мирным переговорам, но и стремятся не наращивать эскалацию, как, например, премьер-министр Великобритании Борис Джонсон и министр иностранных дел Лиз Трасс, которые призывают дать более жесткий отпор России.

Но дипломаты и аналитики все активнее рассуждают о дальнейших действиях Украины. Стефанини обеспокоен отсутствием ясных целей: «Означает ли это возврат к ситуации до 24 февраля? Или возврат территорий, захваченных Россией в 2014 г.? Или смену режима в Москве? Ясности нет ни в чем».

Интересы США и Украины относительно исхода войны совпадают, но это может измениться, полагает Чэрап из Rand:

Если украинцы решат, что победа выглядит как то, что в США сочтут огромной эскалацией, наши интересы могут разойтись. Но пока такого не произошло.

Европейцы также боятся, что продовольственный кризис, вызванный российской блокадой украинских портов, из которых невозможно вывезти зерно, приведет к беспорядкам в странах Африки и Ближнего Востока, беженцы из которых направятся в Европу.

«Ни один европеец не хочет нескончаемой войны, которая обескровит Россию, но при этом по соседству будет сохраняться постоянная нестабильность. Европейцы хотят заключения мирной договоренности, как только будут выполнены приемлемые для сторон условия», – говорит Стефанини.

читать еще