Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Российские банки потеряли миллиарды евро из-за санкций против НРД

Шестой пакет санкций Евросоюза, введенный в начале июня, сулит российским банкам убытки на сотни миллиардов рублей.

Миллиарды евро «зависли» у российских участников рынка на счетах Национальном расчетом депозитарии, включенном в «черные списки» ЕС, сообщает Frank RG со ссылкой на источники, близкие к крупным банкам и Московской бирже.

Центральный депозитарий российского фондового рынка, который осуществляет обслуживание ценных бумаг и оказывает клиринговые услуги, с конца февраля потерял доступ к корсчетам в Euroclear и Clearstream — главных клиринговых центрах ЕС. На тот момент в НРД хранилась валюта на 15 млрд евро, однако европейские банки продолжали обслуживать депозитарий в «ручном режиме», и часть российских участников успели вывести средства.

Ужесточение санкций полностью отрезало НРД от финансовой системы ЕС. На тот момент в депозитарии оставались активы российских участников на 7 млрд евро, из которых 4,5 млрд зависли непосредственно у банков. «Не все банки успели среагировать и перевести валюту со счетов НРД, где привыкли ее размещать, — говорит один из источников Frank RG. — И если для крупных банков заморозка валюты в НРД может быть болезненной, но не критичной для продолжения своей работы, то на средних банках это может отразиться негативно».

Перспективы вернуть эти деньги туманны. Снятие санкций — очень долгий процесс, к тому же ЕС «может рассматривать возможность конфискации этих активов», отмечает стратег ITI Capital Искандер Луцко. Следующий шаг — активы в долларах, считает он, поскольку США в ближайшее время могут ввести аналогичные санкции против НРД.

У нерезидентов также «застряли» активы в НРД — крупнейшем в России «хранилище» ценных бумаг. До переоценки их объем оценивается в 85 млрд долларов, из которых 48 млрд — акции, а остаток — облигации, в основном ОФЗ на 38 млрд долларов. Впрочем, скорее всего, реальные держатели этих ценных бумаг — не иностранцы, а российские же банки, управляющие компании, негосударственные пенсионные фонды и физлица, считает Луцко. 

читать еще