Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Пушечное мясо Кремля: как жителей ЛДНР сгоняют на войну с Украиной

Военные самопровозглашенных республик Донбасса отказываются выполнять приказы командования и идти в бой, они утверждают, что их обманывают и используют, чтобы затыкать дыры на украинском фронте. Отказников жестко наказывают, а их родственников обвиняют в госизмене. По словам правозащитников, возможности защититься от произвола властей у мобилизованных нет.
Военнослужащие Народной милиции ЛНР ТАСС

Приманка для артиллерии

В конце июня в ЛДНР активизировалась мобилизация. Мужчин выхватывают прямо на улицах и принудительно отправляют в военкоматы. Параллельно в соцсетях появились многочисленные видеообращения бойцов ЛДНР к президенту РФ Владимиру Путину и руководству непризнанных республик с обвинениями в обмане со стороны командования.

«Вопреки заявлению, что резервисты не будут участвовать в боевых действиях, а будут участвовать в охране правопорядка на освобожденных территориях ДНР, а также занимать третью линию обороны, личный состав, будучи необученными и неопытными в ведении боевых действий, не прошедшие обязательное медобследование, с 13 марта находились на передовых позициях в городе Мариуполь», — говорится одном из таких обращений.

The Moscow Times обнаружило по крайней мере пять аналогичных обращений бойцов 105, 107, 113 и 127 стрелковых полков ДНР, а также 206 полка ЛНР.

В начале марта глава ДНР Денис Пушилин действительно обещал, что мобилизованные не попадут на «первую линию», однако военные из республики, с которыми пообщался корреспондент The Moscow Times, утверждают обратное: на передовой оказались мужчины, прежде не бравшие в руки оружия. 

«Я видел, как на „Азовсталь“ идут резервисты без бронежилетов и в советских касках — чтобы мозгами соседа не забрызгало. Страшно было узнавать среди них своих знакомых», — рассказал 19-летний мобилизованный Кирилл. 

Ольга, вдова погибшего 30-летнего бойца ДНР рассказывает, что подразделение ее мужа использовали для стягивания артиллерии противника под Волновахой.

«Олег писал мне, что их использовали как приманку, по ним вычисляли местонахождение украинской артиллерии», — рассказывает женщина.

Ее муж Олег более месяца вел дневник о происходящем на войне, он воевал за Мариуполь и погиб при штурме порта.

9 марта, когда роте Олега объявили об отправке на зачистку промзоны вблизи Мариуполя, мужчина писал: 

Пушилин сказал, что мы не будем на передках, наше место на третьей линии (хотя нам и там ***** [нечего] было делать). Все в панике говорили, что у нас нет экипировки, нас не обучили, у нас нет еды, мы голодные и прочее. Мы, по сути, гражданские, переодетые в военных.

Бывший сотрудник Московского центра Карнеги и специалист по политике Донбасса Константин Скоркин рассказывает, что войска непризнанных республик обычно используют «для грязной работы».

«В ЛДНР есть элитные воинские соединения типа отряда Ходаковского. Они хорошо экипированы и, вероятно, им достойно платят. И есть масса мобилизованных. Это обычные люди мирных профессий, которых бросают затыкать дыры на фронте. Хотя обещают, что не будут посылать за пределы их республик», — рассказывает он.

Пацифисты умирают первыми

Среди насильно мобилизованных много тех, кто не хочет воевать и пытается саботировать приказы. Таких жестко наказывают. Один из бойцов ДНР, приехавший добровольцем из России, утверждает: тех, кто не хочет воевать, посылают фактически на убой. 

«У нас резервисты отказались идти в наступление, 70 человек — их посадили на технику и отправили в бой. В целях наказания, чтобы все видели. Все они были убиты или попали в плен — в общем, пропали без вести», — рассказывает мужчина.

В бой бросают стариков, инвалидов, бывших заключенных и откровенно непригодных к воинской службе людей, рассказали The Moscow Times несколько человек, воевавших на стороне ЛДНР.

«У нас в роте был эпилептик, человек с серьезными проблемами ног, несколько наркоманов и старик 70 лет, пугавший всех своим видом», — рассказал один из воевавших в армии ДНР. 

Скоркину известно о нескольких похожих случаях: «Мужа моей знакомой мобилизовали, несмотря на очень плохое зрение и отсутствие пальца на руке. Он был учителем. Погиб под Попасной во время минометного обстрела».

Среди мобилизованных есть бывшие заключенные. Один из мужчин, отбывающих наказание в ДНР, рассказал корреспонденту The Moscow Times, что на фронт вербуют непосредственно в колонии.

«Предлагают досрочное освобождение, если согласишься пойти на фронт. В основном, конечно, предлагают тем, кто уже имеет какой-то опыт: бывшим ополченцам, военным или силовикам —  их тут много, — рассказывает собеседник The Moscow Times. — Некоторые соглашаются, но насильно никого на войну не тащат. Я отказался, у меня на Украине сразу за границей ДНР братья и сестра с семьями, как я буду с ними воевать».

Мать другого заключенного подтвердила, что ее сыну предлагали пойти на фронт, однако он отказался. Женщина считает, что в колонии ему намного безопасней, чем на свободе.

«Не думала, что я это скажу, но я рада, что мой сын сидит: так его хотя бы не заберут на войну. Меня военные несколько раз останавливали на улице, спрашивали, есть ли дома мужчины, сейчас могут просто схватить и забрать. А так он хотя бы останется в живых».

Безответные письма Путину

Матери и жены бойцов также неоднократно пытались обратить внимание местных властей на проблему. В марте они вышли на протест в Луганске, требуя вернуть своих мужей, брошенных в Харькове. 

Вскоре женщин задержали сотрудники Министерства госбезопасности ЛНР. За организацию беспорядков и госизмену одной из них грозит до 20 лет лишения свободы, сообщало НТВ. 

В марте в Донецке за полчаса до начала митинга «Союза матерей Донбасса» на место сбора упала «Точка-У». Местные власти обвинили в организации митинга «украинских боевиков». Они, якобы, специально хотели собрать на площади как можно больше людей. 

Многие вдовы не могут получить ни компенсаций, ни тел своих мужей. Ольга сумела найти тело своего мужа спустя два месяца — благодаря помощи знакомых волонтеров. 

«Я звонила комбату. Редкостный ***** [негодяй]. Говорил, что им запретили ехать под Мариуполь за телами, типа там опасно. Ну да, отвозить живых их туда не опасно было, а забирать опасно», — вспоминает вдова.

Ольга считает, что ей повезло. Многим приходится искать своих мужей дольше. Трое опрошенных вдов утверждают, что часто родственникам даже не сообщают о смерти. Нередко мужчин забирают на фронт без паспортов, что затрудняет опознание, рассказала жена другого погибшего. Многие мужчины так и остаются пропавшими без вести. В этом случае семья не может рассчитывать на компенсацию.

«Мужу полковник в части сказал: „Поедете на море — море крови“. Они думали, это шутка. В итоге отвезли их под Запорожье. Их отправляли в атаку, некоторые даже без касок шли. Они себя называли даже не фаршем, а паштетом. Из восьми человек в их группе вернулись три. Тела не смогли забрать: сказали, там все заминировано», — рассказывает жительница Донецка Таисия.

Муж Таисии отказался выполнять приказы и чудом уцелел. 

Женщины из чата «матерей Донбасса» рассказывают, что пишут письма в приемные Путина, Пушилина, курирующего ЛДНР первого замглавы администрации президента Сергея Кириенко и российский МИД, но большинство обращений игнорируются. МИД РФ ответил одной из вдов, что не вмешивается в дела суверенных государств. 

Всеобщая мобилизация в ДНР и ЛНР была объявлена за три дня до российского вторжения в Украину — 19 февраля. Незадолго до этого мужчинам в возрасте от 18 до 55 запретили покидать пределы республик. Вскоре возраст призыва подняли до 65. 

Власти республик не называют точное число мобилизованных и не сообщают о потерях. Последний раз Минобороны ДНР обнародовало статистику 29 апреля, утверждая, что погибло 1523 жителя республики, ранено — 6167.  

Армии республик преимущественно используют устаревшие образцы оружия: танки Т-64Б, системы залпового огня БМ-21 «Град», БМП-2. В начале апреля агентство Reuters писало, что нескольким мобилизованным бойцам Донбасса выдали винтовки Мосина, снятые с производства несколько десятилетий назад. 

11 июня бывший министр обороны ДНР Игорь Стрелков заявил на встрече с соратниками, что донецко-луганская группировка несет неоправданные потери, а мобилизованных «используют как пушечное мясо». По словам Стрелкова, в отличие от российских военных, о бойцах ЛДНР никто не отчитывается.

Заложники непризнанных республик

«Пушилин чувствует себя прекрасно и никто его не накажет. Конечно, теперь отношение людей ко всему меняется. Многие, верившие в ДНР, уже ненавидят эту аббревиатуру. Кто-то теперь ненавидит РФ. Вы же сами понимаете, с чьей подачи все на самом деле началось», — сетует одна из женщин, муж которой так и не вернулся домой.

Директор организации «Гражданин и Армия» Сергей Кривенко знает о многочисленных нарушениях прав мобилизованных в ЛДНР, однако, по его словам, правозащитники бессильны в квазигосударствах.

«Это серая зона, там не работают никакие законы. Все что можно сделать тем, кто не хочет воевать, это договариваться в частном порядке и выезжать из республик», — резюмирует он.

Юридически жители ЛДНР считаются гражданами Украины, но по факту не могут получить защиту от государства, объясняет юрист Анастасия Буракова. В международном гуманитарном праве такие граждане попадают в категорию «покровительствуемых лиц» ООН, за ними сохраняются все основные права, однако на деле защитить права граждан от самоуправства новых властей проблематично. По сути, эти люди — заложники местных властей.

«Ну, тут физически ничего сделать нельзя, обычно по нарушению прав человека на оккупированных территориях Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев фиксирует факты, обращения, выпускает дорожную карту урегулирования, — поясняет Буракова, — однако вряд ли ООН сможет организовать конкретную быструю помощь по каждому случаю».

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку