Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Что осталось в ФНБ?

Правительство собирается резать расходы. А как же резервы, которыми так гордятся власти? Мы посчитали, сколько денег в Фонде национального благосостояния и можно ли ими заткнуть дыры. Можно, но не все сразу.
У ФНБ много задач. С его помощью хотят финансировать и дефицит бюджета, и стройки, и многое другое Софья Сандурская / Агентство «Москва»

«Если мы в течение 2-3 лет полностью израсходуем ФНБ, что возможно, будет ли правительство с учетом такой волатильности иметь резерв на смягчение кризисов в будущем?» — задавался вопросом глава Счетной палаты Алексей Кудрин 20 июня в Госдуме, предупреждая, что без «подушки безопасности» будет снижение зарплат и социальных расходов.

Тот самый «черный день», на который копились резервы, настал, и правительство начинает тратить накопленное на спасение экономики. За счет ФНБ оно собирается закрыть дыры в бюджете, поддержать фондовый рынок и авиакомпании, финансировать важные стройки. Одновременно готовится секвестр бюджета.

Так что творится с фондом? До конца года он не будет пополняться: с марта все сверхдоходы от нефти и газа идут на текущие расходы, в том числе на войну. Хватит ли денег на все планы?

Сколько денег в ФНБ

Последние данные — 12,475 трлн рублей на 1 июня, это 9,4% прогнозного ВВП на 2022 год. Но потратить можно гораздо меньше.

Часть средств вложена в ценные бумаги и длинные депозиты в ВЭБе. Это прежде всего акции «Сбера», «Аэрофлота», РЖД и др., которые сейчас продать невозможно, да никто и не собирается, привилегированные акции банков (куплены в прошлые кризисы для докапитализации), дефолтные евробонды Украины на $3 млрд. Всего — свыше 3,2 трлн рублей. 

Остается 9,23 трлн — это деньги на счетах, то, что не вложено в активы, Минфин называет это ликвидной частью ФНБ.

Часть ее, впрочем, уже неликвидна. Это валютные активы, которые заморожены вместе с резервами ЦБ за рубежом. Сколько их, правительство не раскрывает. От долларов ФНБ успел избавиться, а вот активов в евро, фунтах и йенах оставалось более чем на 4 трлн рублей, если пересчитать по курсам на 1 июня. Точно доступны лишь активы в рублях, юанях и золоте, но чтобы потратить, их еще предстоит перевести в рубли. Таким образом, по грубой оценке, реально можно тратить чуть более 5 трлн рублей.

Сколько собираются потратить

Резервы спасли российскую экономику в кризис 2008 года, заявлял инициатор создания фондов Алексей Кудрин. В нынешний кризис ФНБ станет ключевым источником финансирования дополнительных расходов. Руководитель отдела фискальной политики Экономической экспертной группы Александра Суслина говорит:

Доступный объем ФНБ все еще достаточно велик и пока в состоянии компенсировать потери бюджета.

Вот главные траты.

💰 3-4 трлн рублей — на покрытие дефицита бюджета в 2022 году

Это главная статья расходов. Доходы бюджета сократятся, расходы вырастут, будет ли Минфин занимать на рынке, неясно. Дефицит бюджета достигнет 2% ВВП к концу 2022 года, оценивал министр финансов Антон Силуанов. Пока у России «условный» профицит порядка 840 млрд рублей, но основные траты пойдут в четвертом квартале, когда придется задействовать все ресурсы, объяснял Силуанов. Он оценивал примерные траты в 3-4 трлн рублей.

💰 1,8 трлн рублей на поддержку экономики в этом году

Уже решено выделить почти 1,6 трлн рублей:

✅ 1 трлн рублей — на покупку акций российских компаний;
✅ 120 млрд рублей — «Фабрике проектного финансирования» ВЭБа;
✅ 474,1 млрд рублей направят на докапитализацию РЖД, ДОМ.РФ, Газпромбанка, «Аэрофлота» и на выкуп облигаций частных авиакомпаний (S7, «Уральских авиалиний», «Авроры»).

🤏 Кроме того, прорабатывается возможность вложить в этом году 235 млрд рублей (а всего — 436 млрд до 2025 года) в строительство трех магистралей: М-12 Москва — Нижний Новгород — Казань; маршрут Казань — Екатеринбург и Северный обход Твери от трассы  М-11 Москва — Санкт-Петербург. Из-за санкций строительство трассы М-12 подорожало на 30%.

Еще правительство может поддержать банки, купив их привилегированные акции за счет ФНБ. Решение будет принято в конце года в зависимости от финансовых результатов за девять месяцев. ЦБ против системной докапитализации банков за счет резервов. «В целом банковская система удар пережила», — уверена его председатель Эльвира Набиуллина.

Это не эмиссия

Траты из резервов — это не эмиссия «из воздуха новых необеспеченных денег», а возврат накопленных в экономику, подчеркивала председатель ЦБ Эльвира Набиуллина. Впоследствии ЦБ постарается нейтрализовать эффект конверсии на рублевую ликвидность, чтобы не наводнять рынок рублями: например, купит юани, пояснил главный макроаналитик Райффайзенбанка Станислав Мурашов.

💰 43 млрд рублей — в приоритетные стройки. А до 2025 года — 5 трлн рублей

Изначально ФНБ позиционировался как фонд будущих поколений. «Национальное благосостояние» планировали не «проедать», а тратить на развитие экономики. Планы вложиться в инфраструктурные проекты, запланированные до начала военной операции России в Украине, в силе, уверял Силуанов.

Что это за проекты? 

  • строительство Центрального транспортного узла (ЦТУ), в этом году — 18,3 млрд руб. всего — 105 млрд рублей;
  • модернизация ЖКХ (20 млрд рублей, всего — 150 млрд рублей);
  • замена поездов в метро Петербурга (4,5 млрд рублей в 2022 г., всего — 97 млрд).

Получается, что всего в этому году из ФНБ может понадобиться потратить 5,7 трлн рублей: почти 3,9 трлн — заткнуть дыру в бюджете и до 1,9 трлн — на поддержку экономики. Это превышает доступную сумму.

Так что, ФНБ скоро кончится?

В этом году вряд ли, но через несколько лет это вполне возможно. Угроза реальна, и власти пытаются сохранить ФНБ. Для этого есть два способа: поменьше тратить и по возможности пополнять

С наполнением все сложно. Фонд не пополняется с марта: в этом году все дополнительные нефтегазовые доходы идут на текущие расходы бюджета (с 2017 года направлялись в ФНБ). А вот со следующего года Минфин снова ограничит расходы из ФНБ. Проект бюджета на 2023–2025 годы готовится с новыми бюджетными правилами, но их условия пока неизвестны (лимит расходов и размер «неприкосновенных» резервов). После установления новых бюджетных правил в ФНБ вновь начнут накапливать деньги.

Как накопить

С 2017 года в ФНБ накапливались сверхдоходы при нефти дороже цены отсечения ($44,2 в 2022 году). Сложность в том, что теперь нельзя опираться только на цену нефти. Размер нефтегазовых доходов сильно зависит от объемов добычи и экспорта. 

Кроме того, теперь резервы будут копить в рублях или валютах «дружественных стран». С ними тоже не все однозначно, отмечает директор по инвестициям «Локо-инвеста» Дмитрий Полевой. Доля юаня в международный расчетах несколько превышает 3% против 40-50% у доллара и евро, и его трудно использовать для поддержки валютного рынка во время спада сырьевых цен. Емкости рынка рубль-юань недостаточно, чтобы через закупки валюты влиять на курс, подчеркивает Мурашов. Для его расширения нужно попытаться перевести значительную часть внешнеторговых контрактов на национальные валюты, но переговоры будут небыстрыми, ведь «дружественным странам это нужно гораздо меньше, чем России».

На чем можно сэкономить

Дыра в бюджете окажется меньше. «В этом году ситуация с доходами лучше, чем может показаться на первый взгляд в такой ситуации», — отмечает макроаналитик Райффайзенбанка Станислав Мурашов. Дефицит может оказаться скромнее — порядка 1,2% ВВП (1,7 трлн рублей). К тому же Минфин готовится сократить часть расходов.

В этом году свести бюджет можно даже без использования ФНБ, считает Мурашов: резервы будут нужнее в следующие годы, когда нефтегазовые доходы сократятся (из-за эмбарго ЕС, трудностей с переориентацией поставок в другие страны и сокращения добычи). По прогнозу Минфина, к 2025 году они снизятся на четверть — с 10,4 трлн рублей в 2022 году до 7,8 трлн, а их доля в бюджете — с 40,9% до 30,2%.

Затыкать ее можно не из ФНБ. Со следующего года Минфин планирует закрывать дефицит бюджета в основном за счет внутренних заимствований. Из ФНБ по-прежнему планируют брать деньги на покрытие дефицита, но меньше, чем в этом году. Минфин планировал вернуться на рынок облигаций федерального займа (ОФЗ) не раньше 2023 года, но теперь допускает размещение уже в этом году. В бюджет на ближайшую трехлетку заложат «полностью управляемый» умеренный дефицит бюджета в районе 1% ВВП, отмечает Дмитрий Полевой: «Тогда нагрузка на ФНБ и локальный рынок (займы) будет соразмерной их возможностям».

Не тратить триллион на поддержку рынка. Решение о выделении этих денег принималось в разгар паники. Но ситуация на бирже успокоилась, котировки относительно стабильны (до тех пор, пока не случилось еще какой-то катастрофы или не примут решение выпустить нерезидентов), так что нужды тратить такую сумму вроде бы нет. Средства ФНБ в этом году на фондовом рынке пока не использовались.

Не все проекты будут одобрены, а некоторые могут и отложить. Например, финансирование автомагистралей (235 млрд рублей в этом году) только прорабатывается и не утверждено. Минэкономразвития до конца 2023 года обновит список проектов, которые поддержат средствами ФНБ. Финансирование строек, где ищут замену западного оборудования, могут отложить, но не отменить. В частности, решается вопрос, целесообразно ли продолжать финансирование мегапроекта «Газпрома» в Усть-Луге — крупнейшего претендента на финансирование из ФНБ с объемом 900 млрд рублей до 2024 года. В июне немецкая Linde вышла из проекта. Изначально он ориентировался на Испанию, Португалию, Великобританию, Латинскую Америку и Индию, впоследствии «Газпром» сообщал о планах поставлять продукцию в Индию.

В общем, сэкономить можно много. 

А что дальше

Зависит от аппетитов правительства. Инвестиционный стратег УК «Арикапитал» Сергей Суверов опасается за сохранность резервов:

Если тратить ФНБ продолжат с такой же интенсивностью, как в этом году, то в течение нескольких лет ФНБ может быть полностью исчерпан.

Тогда  бюджету будет все труднее справляться с обязательствами и они неминуемо будут снижаться, отмечает Суслина.

В кризис 2008–2009 годов правительство потратило на поддержание бюджетной системы, включая Пенсионный фонд, половину резервов. К началу 2008 года Резервный фонд и ФНБ аккумулировали более $170 млрд (выше 10% ВВП), а помощь экономике стоила 5% ВВП.

Нынешняя ситуация отличается от  2008 года, подчеркивает Мурашов. С тех пор Россия проводила взвешенную консервативную политику. В то же время риск исчерпания ФНБ нельзя исключать, солидарен экономист: «Чтобы потом не остаться не у дел, необходимо уже сейчас думать о механизме пополнения резервов».

Минфин думает. Он прогнозирует, что после умеренного снижения ФНБ резервы с 2025 года снова начнут расти (правда, по отношению к ВВП снизится до 6,8%). Вопрос, куда они будут вложены и какая часть останется доступной.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку