Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

«Пусть заводят дело, я не буду больше воевать». Тысячи российских военных пытаются уволиться из армии

Тысячи военных из разных регионов России отказываются воевать в Украине. Один из таких случаев произошел в Дагестане: 300 контрактников из Буйнакска сложили оружие и начали процедуру увольнения, выяснил корреспондент The Moscow Times. Бойцы, которые не хотят ехать на фронт, сталкиваются с давлением, угрозами физического насилия и уголовного преследования. И несмотря на это, правозащитники все равно фиксируют массовые увольнения из армии.
Александр Авилов / Агентство «Москва»

300 дагестанцев

В марте, спустя месяц после начала боевых действий в Украине, 300 военнослужащих из части 63354, дислоцирующейся в Буйнакске, самовольно, не дождавшись увольнения, сложили оружие и уехали из Украины. Об этом The Moscow Times рассказали двое правозащитников. Мужчины служили в районе ДНР, и как только они добрались до Буйнакска, начали процедуру расторжения контракта.

«Военнослужащие утверждали, что у них были проблемы с обмундированием и вооружением, — поясняет военный юрист из Москвы, к которому обратились контрактники. — Если военнослужащий отсутствует по месту службы более 10 дней, то к нему может применяться уголовная ответственность, и сейчас в деле разбирается военная прокуратура».

В Буйнакске военнослужащих встретили как дезертиров. Один из кавказских правозащитников рассказывает, что сразу после возвращения солдат в городе прошло собрание с участием местных властей, военных, прокуратуры и родственников.

«Я посмотрел в глаза каждому, кто говорил, что их нужно пожалеть. Матери плакали, говорили, что сыновья мерзли, что не могли помыться нормально. А я говорил: вы думаете, в Великую Отечественную в окопах хорошо было? Кто нас защитит, если они оказались такими?» — рассказывает один из жителей города, который присутствовал на собрании.

Как признался правозащитник, некоторые вернулись с обмороженными конечностями, несколько человек из-за этого остались инвалидами, так как пришлось «срезать почерневшее мясо». В итоге часть людей уволилась, а некоторые под давлением родственников и местных властей восстановились и после госпиталя снова поехали в Украину. Поговорить с военнослужащими не удалось: инцидент не афишируют. На Кавказе, как поясняют местные правозащитники, оставление службы — позор.

«Мы полностью поддерживаем президента! У нас недавно было жертвоприношение за его здоровье, пусть Аллах хранит его. Если мы не защитим себя от фашистов, они придут к нам», — рассказывает один из местных жителей.

О похожем случае сообщил фонд «Свободная Бурятия». 150 контрактников из 5-й отдельной гвардейской танковой бригады воинской части 46108 написали рапорты об отказе от участия в украинском конфликте. Мужчины не получали отпусков с тех пор, как уехали на учения в Белоруссию в январе 2022 года. Они жаловались на моральное истощение и плохое снабжение. 

После обращения их жен к главе республики контрактников, направлявшихся домой, вернули в ЛНР, где они столкнулись с разбирательствами и угрозами возбуждения уголовных дел. Однако из-за широкой огласки военных все же уволили и вернули домой 9 июля. 

Как утверждает глава фонда «Свободная Бурятия» Александра Гармажапова, это лишь малая часть военнослужащих из республики, которые пытаются покинуть зону боевых действий, но сталкиваются с запугиванием. Ей известно примерно 500 случаев с бурятами, которые не знают, как уволиться. 

«Когда началась война, мне снесло крышу»

На фоне войны желающих уволиться из армии стало гораздо больше, утверждает директор центра «Школа призывника» Алексей Табалов. Это связано и с общей усталостью: некоторые военные не возвращались домой с февраля 2022 года. На отказников давят и угрожают уголовными делами. Командиры всеми средствами стараются сохранить личный состав подразделений. Но настойчивых все же увольняют.

Корреспондент The Moscow Times на условиях анонимности пообщался с контрактниками, которые уже уволились или только подали рапорт. Военнослужащий Западного военного округа рассказал, что два месяца провел на войне и решил уволиться.

Командир начал спрашивать: „Ты что, меня предаешь?“ Потом говорил, что на меня заведут уголовное дело за неисполнение приказа. Я потом решил: „Ладно, пусть заводят дело, но я больше не буду воевать“. Он дал мне бумажку и сказал: „Пиши“.

Мужчина добавил, что в это же время еще как минимум трое военнослужащих из его бригады также написали рапорты об отказе. По словам контрактника, позже ему пообещали увольнение в течение месяца по несоблюдению условий контракта (ст. 51 ФЗ «О воинской обязанности и военной службе») и потребовали подписать документы о неразглашении информации о своем участии в войне. По этой же статье спустя месяц после отказа участвовать в боевых действиях уволили еще одного офицера, говорившего с The Moscow Times. Он добавил, что до этого его несколько раз «настойчиво» убеждали поехать в Украину. 

Другой военнослужащий рассказал о подозрительном отношении к нему начальства после осуждения вторжения в Украину. 

«Когда началась война, мне снесло крышу, потому что у меня родственники в Украине, и они сейчас по подвалам сидят. Я думал показательно уволиться. Начальству сказал о своем отношении. Я наговорил лишнего, в итоге меня стали все подначивать: „ты за хохлов? что, любишь американцев?“, рассказывать истории о том, что тут до меня один офицер был, который сошел с ума и начал ВСУшникам информацию сливать. Командир начал давать задания фильмы про Донбасс смотреть. Месяц назад предложили поехать в Украину. Я отказался. Но командир воспринял спокойно», — рассказал The Moscow Times один из контрактников. 


4 июля после взятия Луганской области российскими войсками Владимир Путин распорядился предоставить отдых подразделениям группировки «Центр» луганского направления. Другие воинские соединения, включая группировку «Восток» и группировку «Запад», должны выполнять свои задачи «по ранее утвержденным планам, по единому замыслу», отметил Путин. 

По словам дочери одного из военнослужащих, ее отцу удалось выпросить 20-дневный отдых только спустя четыре месяца нахождения на войне. Он писал рапорт об отпуске трижды, но каждый раз документы пропадали. Такую же историю The Moscow Times описала мать еще одного военнослужащего из Подмосковья. 

«Судя по рассказам отца, все они уже немного с посттравматическим синдромом без отдыха. Один водитель в их батальоне хотел уволиться, его не отпускали, тогда он напился и устроил перестрелку с военной полицией. Его утихомирили и все порешали на месте. Сейчас не вариант увольнять: в автобате огромный дефицит кадров», — рассказывает дочь контрактника, который служит водителем КамАЗа в автобате. 

«Отец сам не может уволиться из-за чувства долга. Он всю жизнь армии посвятил. Но когда приехал на побывку, постоянно говорил: «Если бы вы знали, как я не хочу возвращаться в Украину», — добавляет она. 

«Парень из моей части вернулся в отпуск после двух месяцев в Украине, а когда его повторно хотели туда отправить, он уволился с печатью в военнике „склонен к предательству, лжи и обману“», — рассказал The Moscow Times один из младших офицеров. 

Это не единичный случай: отказникам ставят в военные билеты печати о склонности к предательству, а после увольнения со службы это может затруднить поиск работы.

В июле на территории воинской части 74814 Буденновска, где базируется 205-я отдельная мотострелковая казачья бригада, появилась доска позора с портретами и именами военнослужащих части, отказавшихся участвовать в «спецоперации». 

 t.me/uniannet
t.me/uniannet

«Они бросили оружие, подвели товарищей, опозорили родных, свой край и достоинство», — написано на доске. Ее подлинность The Moscow Times подтвердил источник в воинской части. Редакции также удалось идентифицировать по крайней мере одного офицера-отказника с таблички по его странице во «ВКонтакте». 

«После шумихи табличку убрали, а начальству прилетело за нее. Большинство тех, чьи портрет там висят, уже уволились», — рассказал источник. 

Увольнение в обмен на молчание

Угрозы уголовным делом и обвинения в предательстве — одни из немногих методов «воздействия» на личный состав, отмечает Алексей Табалов. Нередко командиры отказываются подписывать или «теряют» рапорты об увольнении, а также пользуются банальной юридической неграмотностью солдат. 

Например, прежде чем покинуть зону боевых действий, военнослужащие обязаны сдать оружие. Но командиры отказываются его принимать. Бывают и случаи, когда у контрактников принимают оружие, а потом задерживают в комендатуре, угрожая отправить назад на позиции без снаряжения, рассказывает Табалов. 

А бурятских военнослужащих с истекшими контрактами и вовсе убедили, что их контракты продлеваются автоматически, утверждает Александра Гармажапова. 

Прокуратура действительно может заводить уголовные дела за отказ участвовать в «спецоперации», утверждают правозащитники. Действия военнослужащих можно квалифицировать как «неисполнение приказа» (ст. 332 УК РФ), а в некоторых случаях как «самовольное оставление места службы» (ст. 337 УК РФ). 

Пока ни об одном из таких уголовных дел правозащитникам неизвестно. Чаще всего настойчивых отказников просто увольняют по статье о несоблюдении условий контракта. 

Адвокат, специалист по военному праву Максим Гребенюк считает, что дела на отказников не заводят по политическим причинам. Согласно закону, к уголовной ответственности за неисполнение приказа военнослужащий может быть привлечен, если такого рода деяния причинили существенный вред интересам службы: привели к срыву боевых задач, подрыву авторитета командования и потерям. 

«Массовые процессы над военнослужащими поднимут общественный резонанс. Тогда придется признать, что в ходе „операции“ что-то пошло не так. Командование не хочет связываться с такими рисками», — говорит адвокат. 

Поэтому между командованием и отказниками существует что-то вроде «негласного соглашения» о молчании в обмен на быстрое увольнение, утверждает Гребенюк. 

«Мы тебя быстренько уволим, а ты не отсвечивай и молчи. Иначе после увольнения мы возбудим дело за отказ участвовать в „спецоперации“. Их сильно запугивают», — подытоживает Гребенюк.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку