Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

«Возвращение в ГУЛАГ». Какой будет экономическая самодостаточность, основанная на труде заключенных

На выставке изделий заключенных УФСИН в Екатеринбурге начальник отдела трудовой адаптации осужденных УФСИН России по Свердловской области Иван Шарков заявил, что российская система исправительно-трудовых лагерей может заменить ИКЕА.
Строительство Беломорско-Балтийского канала wikimedia commons

По словам Шаркова, заключенные работают лучше и обходятся дешевле. Александр Федоров, глава ФСИН региона, добавил, что исправительно-трудовые лагеря могут заменить и другие иностранные компании, ушедшие с рынка.

Дефицит ресурсов и бесплатная рабочая сила

Архипелаг ГУЛАГ возвращается как одна из основных производственных единиц страны. Судя по тому, как обстоят дела, скоро ФСБ устанет обвинять профессиональных физиков в предательстве и шпионаже и отправит их в «шарашки» изобретать передовые технологии. В этих лагерях они и осуществят обещанный высшим руководством «технологический суверенитет». Вот как может выглядеть «импортозамещение», которого пока еще никто не видел, в России.

Россия захлопывается, как ракушка. Самоизоляция и автаркия — экономическая самодостаточность — возведены в ранг управленческой доблести и человеческой добродетели. Но у России недостаточно ресурсов для самообеспечения. Поэтому мы вынуждены вернуться к методам далекого автаркического прошлого и опираться на возможности почти бесплатной рабочей силы, то есть ГУЛАГа.

В этом контексте легко поверить слухам о том, что заключенные могут «искупить свою вину» перед Родиной, отслужив в армии в Украине. Власти отрицают это, что только увеличивает вероятность того, что это правда.

Нехватка рабочей силы, может быть, и есть, но нехватки заключенных нет. Вот мы и видим возврат к истокам советско-российской имперской государственности.

Когда-то ГУЛАГ имел большое экономическое значение. И это вышло случайно, что заставляет задуматься о роли личности в истории.

«Френкелизация»

Чтобы превратить Соловецкую тюрьму в трудовой лагерь, нужен был такой заключенный, как Нафталий Френкель, человек настолько разносторонний, что его трудно определить профессионально и личностно. Он был как персонаж из рассказа Исаака Бабеля, а может быть, смесь бабелевского одесского бандита Бени Крика и современного олигарха на первом этапе накопления капитала.

Френкель был известным контрабандистом, управлявшим более чем половиной Одессы, человеком, умевшим приспосабливаться к внешним обстоятельствам, в том числе к советской власти и тюремным охранникам. Но однажды он не избежал плена, чуть не был расстрелян и попал на Соловки. Там он продолжил свою трудовую деятельность в качестве «решателя проблем» и организатора различных выгодных сделок, став в 1925 году начальником созданного им отдела эксплуатации и торговли Управления Соловецкого особого лагеря (УСЛОН). Еженедельник «Новые Соловки», газета УСЛОНа и Соловецкой ячейки партии большевиков даже опубликовали статью Френкеля. Его увлеченности позавидовал бы отец монетаризма Милтон Фридман, не говоря уже об отце косыгинской реформы Евсее Либермане.

Например, Френкель отмечал, что «то, как работает каждая единица продукции, требует точного расчета всех затрат и тщательного определения стоимости продуктов, которые она производит». Нет необходимости, доказывал Френкель, производить то, что не востребовано и невыгодно: «…вся производительная работа во всех ее частях должна быть согласована с одним, главным критерием хозяйственной работы — принципом самофинансирования». Он был всего лишь предвестником перестроечного социализма ради прибыли, но только на рельсах ГУЛАГа — в прямом и переносном смысле.

Главный путь развития

Усилия Френкеля не остались незамеченными тайной полицией, а затем и руководством страны. Он начал свою блестящую карьеру, сначала сделав свой отдел самодостаточным. Затем он превратил весь лагерь в один большой магазин, приносивший прибыль за счет дешевого труда заключенных. Френкель просто видел в них продуктивную биомассу. Лагеря для военнопленных страны благодаря Френкелю превратились в исправительно-трудовые лагеря, с ударением на втором слове. Беломорканал был его детищем. При нем началась Байкало-Амурская магистраль. Френкель стал генерал-лейтенантом, а когда его назначили начальником строительства железной дороги ГУЛАГа, и он проложил рельсы качественно и быстро. Три ордена Ленина увенчали деятельность этого уникального персонажа, шагнувшего из бабелевских «Одесских рассказов» прямо в самое сердце, вернее, в мозг и мышцы сталинского ада.

Скептики назвали реформы Косыгина «либерманизацией» в честь профессора Евсея Либермана из Харькова, выступавшего за большую самостоятельность предприятий. Процесс формирования нынешнего, автаркического экономического порядка, призванного использовать труд заключенных для замены работы передового иностранного бизнеса, можно было бы назвать «френкелизацией». Наряду с «параллельным импортом» — то есть легализацией фальшивомонетничества, идеей, которая очень понравилась бы Френкелю, — возможно, френкелизация станет основным путем развития промышленного производства в РФ после 24 февраля 2022 года.

Труд — особенно принудительный труд — делает вас свободными!

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку