Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Крайний сервер российской экономики

Много сказано в последние тревожные месяцы о проблемах с импортом технологически сложных товаров в Россию. Но способы решения этих проблем и последствия все еще остаются довольно туманными, поскольку неясно, как будут вести себя производители, не присоединившиеся к санкциям.
Когда серверов станет не хватать, начнется каннибализация By Jemimus - https://www.flickr.com/photos/12967790@N00/28522677/, CC BY 2.0, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=117755442

Возьмем пример: китайский производитель двигателей недавно отказался поставлять их КамАЗу, хотя Китай не поддержал ни один из пакетов санкций против российских компаний.

Так же неясно, чего стоит ожидать от параллельного импорта. Его налаживание связано с серьезными сложностями: третьи страны, через которые создаются каналы поставок, опасаются, что тоже окажутся под санкциями.

Проблемы российского импорта далеко не исчерпываются трудностями с поставками. Доставить технологически сложный товар — половина задачи. Даже если его удастся привезти, возникнет другая проблема: как его обслуживать, как обновлять программное обеспечение, обучать персонал без согласия правообладателя. Я сильно сомневаюсь, что удастся самостоятельно отремонтировать, скажем, аппарат МРТ, полученный через третьи страны (чтобы он надежно работал), и что неподготовленные операторы смогут использовать новые модели таких аппаратов. Без доступа к лицензионным ключам и регулярного обновления программного обеспечения многие виды оборудования, в том числе коммуникационного, просто не смогут правильно работать.

Но если отказ поставлять двигатели сулит проблемы одному заводу, то ограничение поставок и дефицит некоторых видов оборудования может приводить к серьезным затруднениям сразу во многих секторах.

К числу таких товаров относятся серверы.

Недавно стало известно о значительном сокращении поставок серверного оборудования в Россию. Не нужно быть экспертом, чтобы оценить роль, которую играет серверная инфраструктура в экономике.

Значительная часть нашей жизни и как минимум потребления оцифрована. Мы привыкли управлять финансами с помощью онлайн-приложений: открывать счета, расплачиваться, переводить деньги, инвестировать, покупать валюту и совершать множество других операций. И все это невозможно без хранения информации на серверах, а также вычислительных операций, которые они выполняют. Наши поездки и путешествия, наше общение — все это тоже сопровождается обработкой колоссальных массивов данных. Это основа любого, даже, казалось бы, самого офлайнового бизнеса.

Скажем, в грузовых перевозках важную роль играют алгоритмы оптимизации маршрутов, отслеживания грузов. В электроэнергетике ИТ-технологии позволяют следить за состоянием генерирующих объектов и электросетей. В медицине они применяются в ряде диагностических операций, в которых, например, задействованы аппараты МРТ и КТ. ИТ также используется в лечебных процедурах, таких как шунтирование или лазерная терапия.

Серверы задействованы в науке, образовании, госуправлении, при проектировании и производстве в машиностроении, в нефтегазовом секторе и т. д. Они представляют собой «платформенный» товар, использование которого влияет на работу всех секторов экономики.

Устойчивое сокращение поставок серверов неизбежно приведет к нарушению работы многих отраслей, в том числе и госуправления. Скорее всего, это случится не сразу, поскольку серверное оборудование отличается высокой надежностью и относительным долголетием. Но все же более возрастные серверы принято задействовать в решении менее сложных задач, а для выполнения сложных вычислений требуется новейшее оборудование. Поэтому через некоторое время станет заметным, как стареющие и теряющие надежность серверы перестанут справляться со сложными задачами.

Частично будет выручать каннибализация. Экономическая активность будет падать, во всяком случае в отдельных секторах, а с ней и потребности в обработке данных. Часть серверов высвободится и может быть пущена на запчасти. Но это временное решение. Без надежных поставок серверного оборудования будет расти вероятность замедления и сбоев в работе большого числа приложений, используемых как населением, так и компаниями. Многие транзакции и технические операции не удастся завершить, что приведет к исчезновению многих сервисов и сокращению выпуска.

В условиях нехватки серверов придется действовать так же, как власти всегда действуют при дефиците, — распределять их среди тех, кто считается наиболее важным. Пострадать может гражданская сфера, например банки и пассажирский транспорт. Частичной децифровизации может быть подвергнута периферия, чтобы обеспечить серверами крупные города. Возможный серверный дефицит не сулит ничего хорошего не только самым разным отраслям экономики, но и профессии ИТ-специалиста. Еще недавно обеспечивавшая в России интересную работу и хорошую карьеру, эта профессия может утратить значительную долю своей привлекательности.

Избежать всего этого удастся, если восполнить нехватку серверов или запчастей к ним смогут китайские производители. Российские компании импортируют ключевые ингредиенты для серверов и рассчитывают на китайские поставки. Чтобы минимизировать вероятность угодить под санкции, последние могут учреждать дочерние компании специально для работы с российскими потребителями серверного оборудования и покупателями деталей, использовать «ноунеймы». Однако пока нет фактов, которые указывали бы на то, что решение проблемы движется в этом направлении.

Таким образом, чтобы лучше представлять себе контуры проблем с российским импортом, важно принимать во внимание взаимное влияние работы различных типов оборудования друг на друга и на соответствующие секторы экономики. Тогда негативные эффекты санкций будут представляться более сложными и сильными, чем казалось на первый взгляд.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку