Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Крупный бизнес предупредил об ускорении экономического спада в России

Александр Шохин Антон Новодережкин / фотохост-агентство ТАСС

Следующий год окажется для российской экономики более сложным, чем уходящий, считает Александр Шохин, глава Российского союза промышленников и предпринимателей — крупнейшей бизнес-ассоциации России, объединяющей тысячи предприятий из отраслей от добычи сырья до финансов.

Хотя темпы спада в 2022 году оказались существенно ниже пессимистичных прогнозов, а правительство обещает, что ВВП потеряет лишь 2,5-3%, по мнению Шохина, это результат «инерции» экономики и постепенного характера санкций, которые будут расширяться и усиливаться.

«2022 год мы частично по инерции проскочили, запасы были, не сразу все партнеры уходили, были какие-то компромиссные варианты, выполнение старых контрактов и так далее. Так, компании, которые уходили, они по старым контрактам многие выполняли свои обязательства. Но продлевать эти контракты на 2023 год они не собирались и не будут. Поэтому 2023 год даже по этой причине будет более сложным», — заявил Шохин на пресс-конференции, посвященной бизнес-итогам года.

По мнению главы РСПП, в ближайшие месяцы Запад займется усилением вторичных санкций, чтобы «выдавить посредников» — страны, через которые российские компании пытаются обойти действующие ограничения.

Речь идет о Турции, Объединенных Арабских Эмиратах, Индии и Китае, перечислил Шохин, добавив, что вторичные санкции будут достаточно «серьезными и в финансовом плане, и в уголовном».

Минэкономразвития России прогнозирует, что темпы рецессии в 2023 году замедлятся до 0,9%, а затем в стране начнется экономический рост, который за один год компенсирует провал ВВП. Но по мнению Шохина, едва ли стоит рассчитывать на V-образный сценарий развития кризиса — с быстрым отскоком от «дна».

Сейчас речь идет не о том, чтобы инвестировать в развитие, а о том, чтобы удержать имеющиеся производства, которые потеряли экспортные рынки и тратят деньги, чтобы не увольнять работников, предупредил глава РСПП. В качестве примера он привел металлургию, отрезанную санкциями от клиентов в Европе, куда до войны уходило 30 миллионов тонн выпускаемой в России стали.

Крупный бизнес уже ощущает боль санкций: в октябре сальдированный финансовый результат российских предприятий (прибыль минус убытки) рухнул на 44% год к году, до 1,653 трлн рублей, а в сентябре экономика и вовсе сработала в минус: потери убыточных компаний оказались выше заработка прибыльных на 728 млрд рублей. 

За 10 месяцев российский ВВП просел лишь на 2,1% год к году, но «приятный сюрприз» экономической статистики — временная иллюзия: нынешний кризис отличается от предыдущих, отмечает главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова.

По экономике ударит нефтяное эмбарго Ервосоюза, которое с 5 февраля распространится и на нефтепродукты, «пристроить» которые на рынки Азии будет куда сложнее, чем сырую нефть: спроса на эту продукцию куда меньше, указывает Орлова.

Массовая эмиграция, которая унесла из страны больше миллиона человек, или 1,5% всей рабочей силы, физически сокращает рынок потребителей, а с ним — и конечный спрос на товары и услуги. В 2023 году темпы спада российского ВВП могут ускориться до рекордных за 14 лет 6,5%, прогнозирует Орлова.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку