Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на «The Moscow Times. Мнения» в Telegram

Подписаться

Позиция автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

Поиск врагов продолжается, или The show must go on

Не сказать, чтобы это стало неожиданностью, но запрет Верховным судом РФ деятельности формально не существующего «Международного общественного движения ЛГБТ» стал, конечно, очередным гвоздем в гроб наших надежд – если у кого они остались. Как это случилось и чего ожидать?
В Москве 17 лет назад было нечто вроде гей-парада, трудно себе это представить сегодня Николай Алексеев, CC BY-SA 3.0

Начнем с вопроса: почему вдруг запрет? Казалось бы: телеконцерты и «огоньки» все больше напоминали вечерние шоу в клубе «Три обезьяны»; молодежные селебы красовались то в платьях, то на каблуках, в клубах проходили вечеринки с радужным оттенком. В этом мы — как уж могли — следовали западным трендам, косили под заграницу.

Азиатчина

Давным-давно перестройка и крушение железного занавеса сдали так, что геев просто оставили в покое. Их как бы и не было. Гей-клубы (еще не закрыли вроде бы?) были просто частными клубами, единственное требование — пожарная безопасность. Трансухи на улицах, правда, почти не красовались, и до парада дело не дошло — жили по известному принципу don’t ask — don’t tell. Была даже мода на квир-культуру, помню, как известную транс-артистку Лору Колли приглашали вести корпоративы в крупных компаниях, отбоя не было.

В 2010 году «Афиша» опубликовала несколько интервью открытых геев. После публикации парня, который работал в правительстве, выгнали со скандалом, и он уехал из страны. Большинство осталось, других проблем этот каминг-аут не вызвал.

(В статье «Где отдыхают геи» в апрельском номере «Афиши» за тот же 2010 год была и моя фотография — в страстном поцелуе с моим парнем. Нас сняли на гей-френдли-вечеринке в клубе «Солянка». Никаких последствий! Мы счастливо, или уж как получалось, прожили еще 7 лет.)

Казалось, что еще немного — и в Москве будет и гей-парад, и Pride Day, и всякое радужное.

Пробным шаром был запрет пропаганды однополого всего среди молодежи. Поначалу это была просто маркировка: 18+, затем начались репрессии. Это вызвало замешательство: в голливудских фильмах и особенно сериалоах непременно есть герой-гей и (или) лесбиянка. Фильмы начали запрещать, кромсать, вырезать «откровенные» сцены. Клубы и тусовки не трогали — все, что происходило при закрытых дверях, власть еще не касалась.

Буквально на прошлой неделе я получил приглашение на гей-тусовку в Москве. Люди продолжают думать, что их тотальное закручивание гаек не коснется. Нда.

Но терпимость — в том числе и к однополой любви — противна режиму, он все больше перенимает порядки у востока (во многих странах арабского мира однополые отношения запрещены!), вся «самобытность» и «отдельная цивилизация» РФ — просто дремучая, ушедшая в далекое прошлое азиатчина. Это же только в Европе геи!

И все-таки: зачем?

Во-первых, поиски нового врага. «Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать» –непрошибаемый аргумент мы знаем с детства. Врагов режима нужно находить чем дальше, тем все чаще и все больше. Иначе кого ненавидеть? А ненависть — краеугольный камень тирании. Диссиденты «побеждены», нужно искать нового врага.

Сценарий незамысловатый. Сначала дискредитируются далекие «враги» — другие государства и правительства; они оказываются нацистами, у них выявляется беспринципная толерантность и двойные стандарты, и вообще они — Гейропа. Потом шельмуются, маргинализируются и уничтожаются «агенты Гейропы» — всякие правозащитники и слезливые общественники, деятельность которых дискредитирует отеческую заботу государства, существующую исключительно на декларативном уровне. Конец инакомыслию? — нет! Есть же ЛГБТ, которые иные по определению! Ату их!

Во-вторых, поклон наиболее традиционному электорату: «п*доров не любите? — так мы их запретим!» Заодно электорат отвлечется от инфляции и гибельной войны.

В-третьих, мы же наследники «великого» СССР и православная держава? Так? А церковь неодобрительно относится к однополым отношениям. А советское (сталинское) законодательство считало преступлением однополые отношения — статья за мужеложество была отменена только в 1993 году, при подготовке новой Конституции и вступления в Совет Европы. Что нам теперь этот Совет Европы и та Конституция? Ха!

(Хотя, разумеется, и в окружении Сталина были гомосексуалы, и в окружении Путина их немало.)

Ну и в-четвертых: любой гомосексуал, даже скрытый, женатый, выступающий против гей-отношений — легкая добыча, его легко взять за ж*** (жабры), если он будет пытаться делать или говорить что-то независимое. ЛГБТ-люди во власти (не буду называть имен), топовые поп-артисты сидят тихо, ни слова протеста. Скоро, думаю, с наденут косоворотки и начнут всюду показывать жен и детей. И наперегонки осуждать Гейропу! 

Есть еще одна причина — недоказуемая, поэтому скажу обтекаемо: у нацлидера непростые отношения с однополыми отношениями. То, что у американцев называется love-hatred relationship. (Замечу, что Борису Ельцину это было не свойственно абсолютно. Когда он встречался с Андреем Черкизовым, знакомым нам по «Эху Москвы» при назначении его на госдолжность руководителя агентства по авторским правам, Черкизов сказал, цитирую по памяти: Борис Николаевич, я хочу вам сообщить, что у меня секс с мужчинами. Ельцин побагровел и ответил: «Меня личная жизнь моих министров не интересует! Идите!») 

Чего же нам ждать?

Очевидно, последуют громкие процессы.

Очевидно, под монастырь подведут строптивых — активистов, политически значимых, творчески независимых: не то сказал, не то написал, не то снял… Посылются, как это модно сейчас, доносы, можно будет выбрать, кого карать.

Гей-жизнь уйдет в глубокое подполье — есть еще люди, которые помнят опыт СССР и «плешки» — места свиданий, торопливый секс чуть ли не в подворотне. Увы, болезни.

Запретят сайты знакомств. Хотя о чем я: интернет в целом под вопросом. Безобидные гейские сайты и порталы заблокируют. В Думе удивятся: оказывается, были сотни, тысячи гей-СМИ, мы вовремя раздавили гадину!

Начнут лечить — подростков по просьбе родителей или по доносу соседей. Вернется и принудительное лечение, которое так бодро практиковалось в СССР. Родители и бабушки снова начнут запирать и пороть детей, тщательно следить, чтобы парни не ухаживали за волосами и ногтями, не носили обтягивающие одежды.

Вот это, на самом деле, самое страшное.

Террор добрался до семьи. Еще чуть-чуть, и услужливые айтишники научатся читать мысли (или скажут, что научились) — и тогда карать будут за помыслы.

***

В отличие от диссидентства, гомосексуальность не свободный, осознанный выбор, а врожденная предрасположенность. Лечить, исправлять ее так же бессмысленно, как красить волосы «раз и навсегда» — очень скоро корни отрастают. Раз и навсегда побороть в себе это невозможно. Примерно 5 -10% населения гомосексуальны от рождения, так что власть обрекает на мучения 7-15 млн граждан РФ. Плюс миллионы членов их семей — жены, дети, родители. Сломанные судьбы, браки без любви и секса, самоубийства — и двоемыслие, о каком писал Оруэлл.

Жестокость. Бессмысленная, беспричинная, глупая.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку