Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на «The Moscow Times. Мнения» в Telegram

Подписаться

Позиция автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

Сам себе собеседник: Владимир Путин устроил шоу не ради электората

Четырехчасовой прямой эфир правителя РФ, по сути, не был предвыборным мероприятием, хотя и маскировался под таковое. Путин обещал денег тем, кто воюет или осваивает завоеванные земли, и почти ничего — всем остальным. Мира не обещал никому.
Владимир Путин даже и обещать почти ничего не стал kremlin.ru

Телепередача «Итоги года с Владимиром Путиным» снова вышла на экраны после двухлетнего перерыва и впервые за время войны. На этот раз так называемая «прямая линия с гражданами» и так называемая «пресс-конференция с представителями СМИ» были совмещены. 

Это слияние действительно назрело. Публика, собранная в московском Гостином дворе и состоявшая почти поголовно из угодливых телепропагандистов, и «граждане», они же — подобострастные выпрашиватели подачек, которые появлялись на экранах, были и в самом деле неотличимы друг от друга. Все прочее в этом мероприятии было гораздо менее очевидно.

Насильственный спектакль

Как обычно, шоу вышло бесконечно длинным, но только еще и скучным, скучнее всех прежних. Публика и ведущие были предельно необаятельны. Главный участник болтлив, но довольно вял. И минимум творческих находок, самой яркой из которых стал показ путинского двойника и тяжеловесная шутка, отпущенная Путиным на его счет.

Но и тут впечатление было испорчено, потому что залу то ли забыли подать сигнал покатиться со смеху, то ли подали, но он его не уловил. Однако главная странность заключалась в явном несоответствии телепрограммы ее предполагаемой задаче.

Россияне не заказывали этого мероприятия. В 2022-м они легко обошлись без него и без проблем пережили бы его отсутствие и в нынешнем году. Но власти сами разогрели ожидания. 

Предполагалось, что Владимир Путин, который как раз только что, сдавшись перед донецким ветераном, сообщил о намерении переизбраться, поделится с электоратом планами на будущее, уточнит, наконец, цели войны, расскажет что-то конкретное о видах на мир, пообещает улучшение благосостояния — короче, разъяснит народным массам, почему они должны за него голосовать.

Но даже самый ярый поклонник Путина согласится, что именно это в телепередаче явно не было главным. 

Конкретным образом Путин обещал привилегии и деньги только различным категориям участников «СВО» и тем, кто осваивает «новые территории». Воодушевляющих слов он почти не сказал даже им, но видно было, что казенных припасов он для них не жалеет и жалеть не будет. Но признаков интереса ко всем прочим, то есть к очевидному большинству электората, он не выказывал.

Избиратели не интересны 

Обещания на предстоящие годы были немногословными и неясными, а текущие подачки просителям — минимальными. Намекнул на возможность частичного сохранения льготной ипотеки в 2024-м. Извинился за рост цен на яйца и пообещал, что подешевеют. Ничего не сказал о том, будут ли индексации пенсий и заработков соответствовать инфляции. Назвать все это экономическими пунктами его предвыборной программы просто невозможно.

Слишком мало и туманно. 

А что касается военных пунктов, то частично ясным можно назвать только один — сообщение, что пока («на сегодня») новая мобилизация не нужна. Видимо, это следует понимать так, что до весны ее уж точно не будет. Но ведь насчет дальнейшего никакой ясности нет, а настоящий агитатор за свое переизбрание оперировал бы более длительными сроками. 

Весьма невыигрышным с точки зрения агитации был и отказ хоть что-то сказать насчет того, отпустят ли по домам мобилизованных и если да, то когда. Ждали каких-то утешений на этот счет, но Путин даже и намекать не стал.

Сообщение о том, что 244 тыс. мобилизованных (из предположительных 318 тыс.) находятся на фронте, а 41 тыс. по разным уважительным причинам отпущена на волю, уж точно не может никого воодушевить. И даже наводит на предположение, что оставшиеся неупомянутыми 33 тыс. погибли.

По подсчетам «Медиазоны» и Би-би-си (предположительно, вдвое заниженным), число погибших мобилизованных составляет сейчас 4,6 тыс. Не совсем исключено, что Путин невольно сообщил, что потери российской армии гораздо выше. Но более вероятно, что названные им цифры случайны или неполны и он просто не задумывался, какие выводы могут сделать из них его избиратели.

Не все ли равно, что они подумают? 

Такими же выглядят и его рассуждения о перспективах мира с Украиной. Многие удивились, что он просто воспроизвел штампы первых дней вторжения — «денацификацию», «демилитаризацию» и т. п. Думая о «президентских выборах» и исходя из того, что даже и большинство лоялистов предпочитают, чтобы «СВО» как-нибудь закончилась, Путин легко мог бы сформулировать свой отказ сделать хоть шаг назад в гораздо более благообразных и успокоительных выражениях.

Причина, видимо, в том, что чувства так называемого электората вовсе не являются предметом его интереса.

Можно было бы подумать, что он слегка посчитался с этими чувствами, сообщив о нежелании полностью запретить аборты. Но даже и это якобы нежелание потонуло в болтовне про скрепы, «традиционные ценности», продуманные профилактические меры и в явно двусмысленных опровержениях («Почему говорят о какой-то вакханалии запретов? Ее же нет!»). В переводе с путинского все это означает: если не формальный, то фактический запрет на аборты введен будет.

Мании кремлевского жителя

Все встанет на свои места, если признать, что четырехчасовое шоу вовсе не было предвыборным обращением к народу. Путин беседовал не с избирателями, а с самим собой, сам себя развлекая, самоутверждаясь и рассказывая себе то, что считает важным он сам, а не его публика.

Тут и повторение всего пакета обязательных антиукраинских и антизападных баек из его постоянного репертуара. Они звучали уже десятки раз. Тут и дилетантские, хотя и не лишенные здравого смысла, многословные рассуждения о валютной и бюджетной политике, явно не могущие заинтересовать обычных людей.

Тут и похвальба парадной отчетностью за 2023 год — процентами роста ВВП (+3,6%), обрабатывающей промышленности (+7,5%), инвестиций (+10%), прибыли предприятий (+24%) и даже, наряду с прочим,  реальных зарплат (+8%).

Летом вождь приказал своим финансистам и технократам, чтобы годовая экономическая отчетность стала превосходной. И они действительно ненадолго сделали ее таковой. Пришлось нажать на все кнопки и создать много среднесрочных проблем ради сегодняшних триумфов.

Но характерно, что заказчик и адресат этих триумфов — лично Путин, а не его избиратель. Если бы этот избиратель вызывал самостоятельный интерес, то упор в декламациях вождя делался бы на благах, полученных народом, а вовсе не на «прибылях предприятий».

Путин привык к тому, что все вращается вокруг него, и главное его послание окружающей действительности было предельно простым: не надейтесь, править и дальше буду как хочу.

Вождь выглядел вполне здоровым, хотя ему и не хватало драйва. Оживился он только раз, когда в лицах изобразил свой диалог с кем-то из своих тайных детей или внуков. Но в целом был довольно бодрым  и только на четвертом часу принялся кашлять и пару раз терял нить рассуждений.

Если подлинной целью мероприятия было показать, что этот странный и маниакальный властитель физически в состоянии править Россией, то задача решена.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку