Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Разрыв в цене дизеля и бензина в России достиг рекордного уровня

Топлива зимой в России всегда не хватает Егор Алеев / ТАСС

«Пожар» на топливном рынке, вызванный девальвацией, ростом цен на нефть и неуклюжей попыткой правительства сэкономить на компенсирующих выплатах нефтяникам, потушен. Но традиционная для России проблема дефицита дизеля зимой так и не решена. За год он подорожал на 10%, а разрыв его цены с бензином достиг рекорда.

Цены растут

Литр дизельного топлива в Москве в конце декабря можно было купить за 63 рубля. Примерно столько же (64,2 руб.) он стоит в среднем по стране. При этом самый ходовой бензин, АИ-95, стоит в Москве 56,2 рубля. Накануне войны, в феврале 2022 года, цены дизеля и бензина  были почти равны: 54 и 53 рубля, соответственно.

За год дизтопливо подорожало на 9,9% — чуть больше, чем  бензин (7,3%), который практически повторил инфляцию (7,4%), по данным Росстата. В отдельных регионах розничные цены колебались гораздо сильнее. Нынешний разрыв в цене — почти 7 рублей, или 12% в декабре — максимальный за всю историю.

Оптовые цены в течение года колебались еще больше. Они вообще меняются гораздо сильнее, чем розничные. В мелком опте с конца июля по середину августа дизтопливо дорожало в разных регионах на 40-70% и доходило до  120 000 руб. за тонну. На Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой бирже, где нефтепереработчики должны продавать минимум  12,5% произведенного дизтоплива, оптовые цены также взлетели летом, а в сентябре летнее дизтопливо установило исторический рекорд (более 75 000 руб. за тонну), подорожав с начала года более чем в два раза. К октябрю оно подешевело на 20%, зато в ноябре на максимумах было зимнее дизтопливо, цена доходила до 75 590 руб. за тонну (рост на 20%).

«Розничные цены на топливо в России регулируются. Конечно, это не записано в законе, но де-факто правительство договаривается с крупными компаниями, чтобы цены росли не больше, чем на официальную инфляцию, а лучше меньше – «инфляция минус», - говорит эксперт топливного рынка. На рынке доминируют сети нефтяных компаний – на них  приходится 40% заправок и более 70% продаваемого топлива, так что остальные АЗС вынуждены подстраиваться. «Независимые АЗС рискуют потерять объемы, если цена у них будет сильно выше», – объясняет собеседник The Moscow Times. Им приходится сложнее, поскольку вертикально интегрированные компании могут перераспределять доходность из одного звена цепочки в другой – зарабатывать то на рознице, то на переработке, то на нефтебазах.

Индикатор оптовых цен – биржа. «Оптовые цены все-таки стремятся к паритету с мировыми», – продолжает эксперт. Поэтому их колебания более значительные. Хотя правительство пытается влиять и на них – при помощи демпфера (он работает так: если на мировом рынке топливо дороже, чем в России, бюджет доплачивает нефтяникам за поставки на внутренний рынок, если дешевле, то, наоборот, уже нефтяники отчисляют в бюджет), экспортных пошлин. «Разница внутренних [оптовых] цен и экспортных альтернатив зависит от внешнего спроса, валютного курса и налогов, – объясняет собеседник The Moscow Times. – В 2023 году все объективные факторы были против топлива. Плюс сокращение  демпфера вывело ситуацию из-под контроля. Ведь это гарантия обеспечения договора с нефтяниками: вы держите цены, мы – компенсируем часть убытков».

Колебания оптовых цен на бирже не сразу передаются на рынок. «Топливо, которое вы купили на бирже, доедет до нефтебазы через месяц. А пока вы будете продавать то, которое купили раньше», – говорит эксперт топливного рынка. То есть маржа посредников постоянно меняется. Иногда она бывает огромной и кажется, что владельцы заправок зарабатывают неоправданно много, но порой оптовые цены выше розничных, и тогда они работают в убыток. Так было, например, во время топливного кризиса в этом году.

Дизеля не хватает

Дизеля в России производится в два раза больше, чем нужно внутреннему рынку. Но есть нюанс: России с ее климатом нужен разный дизель, и зимнего, способного выдержать температуру до -30 градусов, традиционно не хватает. Российские нефтеперерабатывающие заводы (НПЗ) производят его меньше, чем требуется внутреннему рынку.

Нарастить выпуск зимнего дизтоплива не так просто, поскольку нужная фракция содержится в нефти в небольшом количестве. Кроме того, большинство мелких и средних НПЗ до войны не смогли купить дорогостоящее оборудование для производства качественного зимнего дизтоплива.

Запрет на экспорт тут не сработает, как осенью, когда власти боролись с топливным кризисом. «Половина всего произведенного топлива идет на экспорт. Но это летний и межсезонный дизель. Зимнее дизтопливо – не экспортная позиция, – объясняет эксперт топливного рынка. – Поэтому делать запасы и наращивать производство невыгодно». Если произвести слишком много зимнего топлива, его будет некуда девать, а цены упадут. Вот летом его и не производят, а стараются каждую зиму угадать спрос – тут возникают сложности с планированием.

Правительство каждый год призывает НПЗ увеличить выпуск зимнего дизтоплива и даже расписывает график выпуска по месяцам. Но проблема дефицита не решается, наоборот, в последние годы она усугубилась.

«Начали разбираться, а там высокие цены – на премиальное дизтопливо, а обычного там нет, которое должно стоить дешевле», – объяснял рост цен на заправках вице-премьер Александр Новак. Он жаловался на то, что некоторые АЗС манипулируют рынком, поскольку продают только брендированное топливо с приставкой «экто» или «евро».

Раньше чаще была другая картина – можно было купить вместо зимнего дизтоплива какую-нибудь смесь, или блендинг, из керосина и летнего дизеля. Иначе при высоких оптовых ценах АЗС приходилось работать себе в убыток. Спрос удовлетворялся, цены снижались и даже периодически падали ниже цены бензина. Такое топливо делали мини-НПЗ или нефтебазы – им было это выгодно, поскольку смешивание производством не считали и получившуюся смесь не называли дизтопливом, поэтому продавали без акцизов. На самих АЗС тоже могли добавить присадки в летнее топливо и продавать как зимнее.

Так было, пока в ситуацию не вмешалось правительство, развернув борьбу с контрафактом. С января 2021 года суррогаты, произведенные не по стандартам, запретили называть зимним дизельным топливом. Осенью 2021 года было решено взимать акциз со смеси летнего топлива и авиакеросина, причем собрать его попытались сразу за три предыдущих года. «Производить такие смеси НПЗ стало просто невыгодно, эти объемы ушли с рынка», – отмечает эксперт рынка. Тогда дизтопливо подскочило в цене и с января 2022 года уже не уступало 95-му бензину.

Проблему так и не решили

Контрафактное зимнее дизтопливо представляет собой реальную проблему – оно может загустеть и забить фильтры в самый неподходящий момент. Учитывая, что на дизеле в России ездят порядка 95% грузовиков, это  представляет риски не только для товаров, но и для жизни водителей-дальнобойщиков. Покупатели зимнего дизтоплива могут не знать, что им достался суррогат. Специальные форумы полны советов, как отличить одно от другого и на каких проверенных АЗС лучше заправляться.

С тех пор, как правительство начало борьбу с контрафактом, мало что изменилось. Сезон холодов 2023 года принес новые видео с замерзшим топливом в баках и новую волну обсуждений, как избежать подделок.

Впрочем, грузоперевозчиков нынешний рост цен не сильно беспокоит – они перекладывают рост затрат на клиентов, говорит The Мoscow Тimes эксперт транспортного рынка. «Правильный водитель не постесняется предъявить начальнику чеки на дорогое топливо, хоть 65 рублей за литр. Пусть начальник бухтит, главное – не замерзнуть!», – цитирует портал грузоперевозчиков председателя межрегионального профсоюза водителей-профессионалов  Александра Котова.

Очередной скачок цен на дизель в рознице случился в ноябре 2022 года, когда на смену летнему топливу вновь пришло зимнее, а спрос подскочил из-за войны: военная техника тоже работает преимущественно на дизеле. А в этом году добавились неожиданные последствия борьбы правительства с устроенным им самим  топливным кризисом.

Чтобы ликвидировать дефицит топлива и остановить рост цен, в сентябре власти запретили экспорт бензина и дизеля . В стране возник избыток нефтепродуктов, хранилища были почти переполнены. В ноябре запрет на экспорт сняли, но зимнему дизелю пришлось ждать, пока в хранилищах освободится место. Из-за перезатаривания хранилищ летним топливом НПЗ в этом году позже перешли к производству зимнего, рассказывает топливный эксперт. В 2023 году, по подсчетам «Петромаркета», внутренний спрос на зимнее дизтопливо составит 18,4 млн тонн. И только на 90% он будет покрыт заводским производством, остальные 10% – все тем же суррогатом.

Еще одна причина более частых дефицитов топлива и скачков цен – перераспределение экспортных и импортных потоков из-за санкций. «Железнодорожная инфраструктура не справлялась. Раньше вы знали, что до вас топливо идет месяц, и исходя из этого делали запасы, то теперь оно может идти два, и у вас будет дефицит», – объясняет эксперт.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку