Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на «The Moscow Times. Мнения» в Telegram

Подписаться

Позиция автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

Израиль может остаться без премьера. Как это отразится на эмиграции?

Биньямин Нетаньяху, казавшийся несокрушимым, всех перехитривший, стремительно теряет позиции. Верховный суд отменил ключевые решения парламента, урезавшие полномочия суда, а затем и вовсе дал возможность принудительно отправить премьера в отставку. Как в сплоченной во время войны стране вдруг все обратилось против Нетаньяху? Может ли смена правительства повлиять на репатриацию из России?
Беньямин Нетаньяху легко может лишиться поста премьер-министра https://www.netanyahu.org.il/en/pictures

С наступлением нового года в Израиле резко поменялся политический расклад сил. Верховный суд Израиля, который целый год правящая партия пыталась урезать в полномочиях, взял реванш. Суд признал неконституционной поправку к закону о правительстве, ограничивающую полномочия судей по отмене решений и постановлений правительства. Суд запретил отмену принципа разумности, по которому судьи Верховного суда в определенных случаях сами могли оценивать законопроекты, приостанавливать их и запрещать.

Теперь, как и было в прошлом, Верховный суд сможет вмешиваться, если закон будет неконституционным, будет нарушать демократические принципы.

Вслед за этим Верховный суд приступил собственно к своим обязанностям — приостанавливать сомнительные с точки зрения демократии законы. Он отложил реализацию закона, принятого в марте прошлого года и затрудняющего отстранение премьер-министра от занимаемой должности. Теперь премьера чисто теоретически могут отстранить от власти уже сейчас.

Одновременно начали вступать в прямое противостояние с Нетаньяху даже его соратники по партии «Ликуд». Очевидно, так они просто спасают себя и партию  процент желающих видеть Нетаньяху премьером в Израиле скатился до минимума. Как один из самых хитрых тяжеловесов израильской политики так быстро растерял влияние и власть, и можно ли говорить, что коалиция, сильно ужесточившая политику в отношении эмигрантов, теперь распадется?

Провал судебной реформы

Биньямин Нетаньяху — самый непотопляемый из израильских политиков. В демократическом Израиле ему удавалось дважды уходить и дважды возвращаться на пост премьера, а в общей сложности он возглавлял страну в течение 16 лет. Третий приход к власти тяжеловеса произошел два года назад, когда «Ликуд» объединилась с ультраконсервативными религиозными силами.

Такой союз сразу повлиял на миграционную политику: религиозникам не нравилось, что в Израиль едут уже не только чистокровные евреи, но и их родственники. Религиозникам также хотелось максимально ограничить паспортную эмиграцию — когда люди получали в Израиле паспорт и  домой или другие страны. В том числе хотели изменить закон о возвращении — основной документ, который дал возможность миллионам людей получить гражданство Израиля.

Позиция спорная: Израиля создавался именно для того, чтобы все евреи могли вернуться на историческую родину. Поэтому для начала Нетаньяху решил развязать себе руки — избавиться от риска вето на законопроекты со стороны Верховного суда. Именно против этого идеи и боролись оппозиционные силы всю весну и лето прошлого года. Судебная реформа, затеянная премьером Нетаньяху, разделила общество на тех, кто считал, что нельзя ограничивать избранное народом правительство, и тех, кто считал, что Верховный суд — единственная высшая инстанция на случай, если избранное правительство потеряет берега и станет принимать антидемократические нормы. Израиль переживал, возможно, самый серьезный раскол в обществе, поговаривали даже о рисках гражданской войны. На уличные протесты выходили десятки и сотни тысяч людей, забастовкой угрожали даже военные резервисты. Летом прошлого года противостояние утихло: все стали ожидать оценки закона Верховным судом. В новом году суд поправку не одобрил — поддержал демократически настроенные силы страны.

Летом прогноз был иным: казалось, у Нетаньяху большая поддержка общества, он не шел на уступки оппозиции, был уверен в себе. Но после самого кровавого в истории Израиля теракта 7 октября общество консолидировалось, перестало делиться на левых и правых. Важно, что консолидация состоялась без всякого участия правительства — наоборот, у объединившегося Израиля возникало все больше и больше вопросов к правительству: страна оказалась совершенно не готова к нападению «Хамаса». И когда Верховный суд по сути отменил главный проект премьера — это уже не казалось чем-то из ряда вон выходящим.

Бегство от Нетаньяху

В ходе опроса Израильского института демократии выяснилось, что только 15% израильтян  хотят его видеть следующим премьером. Это заставляет принимать кардинальные меры уже правящую партию «Ликуд», для которой ставка на сбитого летчика может оказаться фатальной. Вполне возможно, партия и не станет выставлять Нетаньяху кандидатом. Министр экономики в правительстве Нетаньяху Нир Баркат сказал, что не только больше не поддержит соратника по партии и начальника, но и выставит свою кандидатуру на праймериз.  

В бой снова вступил и Верховный суд, который вслед за отменой судебной реформы отложил внесение поправки, которая гласила, что главу правительства можно уволить только по причине нездоровья и умственной отсталости. Следующим этапом Верховный суд сможет признать его недееспособным осуществлять деятельность как премьер-министра.

Причиной для отстранения может послужить незакрытое уголовное дело о коррупции. И тогда партии «Ликуд» предстоит непростой выбор — найти в своих рядах человека, который бы не развалил правительство: сейчас, когда идет война, на которую потрачено уже более $58 млрд, расходы на выборы совершенно некстати.

Сам же Нетаньяху продолжает излучать уверенность. Он даже не испугался ссоры главным партнером Израиля — США. Вашингтон четко говорит, что безопасность Израиля будет обеспечена только в концепции двух государств, то есть у Израиля должен появиться сосед, Палестинское государство. Нетаньяху выступил резко против: «Премьер-министр в Израиле должен иметь возможность сказать „нет“ даже нашим лучшим друзьям, сказать „нет“, когда это необходимо, и сказать „да“, когда это возможно». Концепция двух государств, уверен Нетаньяху, не даст Израилю безопасности: полный и постоянный военный контроль над всей территорией, включая сектор Газа — вот чего хочет нынешний премьер.

В Госдепе его ожидаемо не поддержали и сказали, что правительству в конце концов придется сделать этот «трудный выбор». Без союзников на Западе Нетаньяху рискует остаться в полном одиночестве.

Что дальше?

И все же в ближайшее время точно не стоит ждать отставки Нетаньяху — пока идет война. Для начала нужно вернуть заложников, достичь поставленных целей, а именно — сделать так, чтобы сектор Газа и весь Израиль стали безопасными и свободными от террористов. Политического кризиса нет: все партии, которые были в оппозиции, вступили в коалицию, но только до окончания военных действий; никто открыто не выступает за отставку премьер-министра, кроме семей, чьи дети находятся в заложниках, или людей которые и до этого выступали против Нетаньяху. 

Но идет спокойная подготовка к тому, чтобы по окончанию войны перемены свершились как можно быстрее. Каждому придется держать ответ перед населением за то, что было сделано.

Тут видятся два варианта: правительство уйдет, будут новые выборы — или «Ликуд» найдет нового премьера внутри партии. В первом случае, скорее всего, новое правительство будет более умеренным, чем нынешнее. Во втором — нынешняя тенденция ужесточать законодательство о репатриации сохранится. 

Есть и третий вариант, маловероятный: правительство устоит вместе с премьером Нетаньяху. Тогда после окончания боевых действий на повестку дня сразу вернется вопрос об ужесточение законов о репатриации. Те законы, которые должны были принять уже осенью, станут принимать сразу после окончания боевых действий.

Так что пока репатриация идет по-прежнему – есть повод приехать в Израиль на пару месяцев: получить паспорт и не зависеть уже от политической конъюнктуры.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку