Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

«Так можно всех умных пересажать». Что думают политологи о пятилетнем сроке для социолога Кагарлицкого

Борис Кагарлицкий Ura.ru / TАСС

Апелляционный военный суд пересмотрел приговор социологу Борису Кагарлицкому и приговорил его к пяти годам в колонии общего режима по делу об оправдании терроризма. Кагарлицкого взяли под стражу в зале суда.

Кагарлицкий — политолог, преподаватель Московской высшей школы социальных и экономических наук («Шанинки»), а также главный редактор онлайн-журнала «Рабкор». В декабре суд приговорил его к штрафу в 600 000 рублей за «оправдание терроризма», но прокуратура обжаловала приговор, посчитав его «несправедливым из-за своей чрезмерной мягкости». Поводом для уголовного дела, по словам адвокатов социолога, стали посты и ролик Youtube-канале «Рабкора» о взрыве на Крымском мосту летом 2022 года. Позднее ролик удалили. Сам социолог пояснял, что единственная фраза в ролике, которую следствием посчитало оправданием терроризма — «взрывное поздравление»; так в видео был назван подрыв моста. Из этого Кагарлицкий сделал вывод, что «никого на самом деле не волновало это видео». «Что-то произошло в Кремле, в высших эшелонах власти, и кому-то дали приказ быстро найти повод для задержания», — пояснял он.  

«Думаю, что мы выиграем суд. Но если нет, вам придется снова повоевать за мое освобождение. На всякий случай, сумка со мной», — говорил Кагарлицкий перед заседанием. 

 

«К сожалению, это не было неожиданностью, я бы удивился, если бы они поступили по-другому», — говорит Александр Арчагов, психолог, который ведет несколько передач на YouTube-канале «Рабкор», созданном Кагарлицким. Арчагов проходит по делу Кагарлицкого свидетелем. Летом 2023 года, после ареста социолога, в московской квартире Арчагова проходили обыски, его вызывали на допрос. После этого он уехал из России. «Просто потому что силовики хотят продвигаться по службе, им нужно показывать какую-то деятельность, отчетность, которую можно зафиксировать на бумаге, — продолжает Арчагов. — Также и прокуратуре нужно показать, что они хорошо работают — поэтому они просто не могут не подать апелляцию. Силовики, которые завели это дело в Сыктывкаре, очевидно, хотят продвинуться по службе и переехать в Москву». 

С тем, что исход дела был предсказуемым, согласна политолог Екатерина Шульман. «Контекст происходящего такой, что первая же мысль, приходящая по получении новости — как он мог не уехать после первого приговора, и почти единственная эмоция — изумление по этому поводу. Действия остальных участников процесса никакого изумления не вызывают», — заключает она. 

Перед арестом Кагарлицкий пояснял, что не уехал из России просто потому что не захотел. Он пояснил, что арест для российского общественного деятеля — профессиональный риск, к которому нужно быть готовым, если решил оставаться и продолжать этим заниматься. «Почему я должен уезжать? У меня тут дом, семья, кот, у меня все нормально», — возмутился он. 

После неудачи с кампанией Бориса Надеждина, которая вызвала неожиданный ажиотаж, сотрудники Администрации президента не могут позволить себе запретить что-либо силовикам, считает политолог Аббас Галлямов, работавший в Администрации президента в нулевых. «Думаю, что после провала с Надеждиным, когда его сначала допустили до сбора подписей, а потом не знали, что с ним делать, позиции администрации президента ослабели и ни [первый замглавы Администрации президента Сергей] Кириенко, ни [глава АП Антон] Вайно не осмеливаются перечить силовикам. Вот те и банкуют», — считает он. 

Политолог Константин Калачев отмечает, что силовиков в итоге не смутило даже то, что реакция на дело Кагарлицкого была международной — его поддерживали в том числе западные левые активисты. «Еще недавно власти Российской Федерации рассчитывали как на симпатии зарубежных палеоконсерваторов, так и на поддержку зарубежных леваков, — говорит Калачев. — Судя по приговору уважаемому в мире левому мыслителю Борису Кагарлицкому, поддержкой леваков решили пренебречь».

Прокремлевский политолог Сергей Марков называл арест Кагарлицкого «грубой политической ошибкой». Теперь он отмечает, что итоговый приговор социологу — «это сильный удар по позициям России в мире». «Кагарлицкий очень известен в мире среди друзей России. Он один из немногих известных в мире марксистов из России. А марксисты в большинстве своём поддерживают сейчас Россию в десятках стран, — считает Марков. — И этот приговор Кагарлицкому приведёт к сильному уменьшению поддержки России в десятках стран. И в странах Глобального Юга, таких как Бразилия, ЮАР, страны БРИКС, и в странах ЕС». По его мнению, на предстоящем саммите БРИКС+ в Казани лидеры Бразилии и ЮАР могут задать Владимиру Путину вопрос об аресте Кагарлицкого, и это будет «ударом по лидерским позициям России в БРИКС+». Марков соглашается с тем, что Кагарлицкий — иностранный агент, «потому что получал наверняка деньги на свои проекты из разных марксистских фондов типа Розы Люксембург в Германии». «Но он не террорист. И не экстремист, — уверяет политолог. — Сказал когда-то немного глупость. Все умные люди иногда говорят глупости. Так можно всех умных пересажать».

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку