Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на «The Moscow Times. Мнения» в Telegram

Подписаться

Позиция автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

Россия создает денежный навес – подобно СССР: ответ Владиславу Иноземцеву

Может ли деглобализация – курс, который выбрало руководство РФ – эффективно заменить интеграцию в мировую экономику? Едва ли. Сколь значительными бы ни были инвестиции, они приведут скорее к ускорению инфляции.
Новейшие танки на фронте пригодились плохо – куда лучше оказались архаические «Уралвагонзавод»

В эпоху, предшествовавшую военному конфликту в Украине, фискальные решения российских властей напоминали политику меркантилизма XVI-XVIII вв., когда ключевой экономической задачей было пополнение королевской казны золотом и серебром. Полная казна была необходима, так как позволяла монарху вести войны.

Черный день наступил

До сих пор российские власти не отклонялись от такой политики: копили на черный день. Но что, по их мнению, было черным днем? Даже во время пандемии коронавируса они поскупились на поддержку экономики — бюджетные расходы была невелики по меркам не только богатых экономик, но и многих развивающихся государств, таких как Бразилия и Индонезия. Пандемия не показалась властям достаточно серьезным кризисом для того, чтобы перейти к принципиально более масштабному использованию средств, накопленных в более благополучные времена. Как и все последние годы, они предпочитали придерживаться политики, обеспечивавшей макроэкономическую стабильность.

Черный день наступил в 2022 г. В военное время расходы казны заметно увеличились, что влияет на экономическое равновесие и потому становится предметом дискуссий среди экономистов.

В частности, Владислав Иноземцев обратил внимание на то, что власти готовы если не распрощаться с прежней политикой, то как минимум ослабить макроэкономическую стабильность ради поддержания социального спокойствия и стимулирования экономического роста.

Я согласен с автором в том, что руководство России рассматривает операцию в Украине как основание для перехода к активному использованию средств, накопленных в российских суверенных фондах и наращиванию государственных заимствований. Но с другим выводом — с тем, что интенсивное использование государственных денег приведет к эффекту, сравнимому с нефтяным бумом «нулевых», — согласиться уже намного сложнее.

В «нулевые» российская экономика быстро интегрировалась в глобальный рынок, в особенности в его потребительский сегмент. Растущие сырьевые доходы позволяли быстро расширять потребительскую корзину, импортируя товары и услуги.

Сегодня российскими властями выбрана иная стратегия развития. Речь не идет о полной деглобализации — российская экономика отнюдь не становится отдельным миром, она соединена с мировой экономикой через страны глобального Юга. Но одновременно путем импортозамещения решено локализовать многие производства и достичь экономического суверенитета.

Речь идет не столько о ВПК, продукция которого довольно плохо коррелирует с благосостоянием, а о гражданских отраслях, наращивание выпуска которых должно заменить и импорт, и уходящих с российского рынка иностранных производителей. Часть суверенных фондов и государственных заимствований так или иначе используется для формирования активов, производящих товары и услуги гражданского назначения.

Цены будут расти быстрей, чем выпуск

Однако такой путь увеличения потребления едва ли может быть эквивалентен результатам нефтяного бума. Одно дело с полным кошельком покупать товары и услуги в глобальном супермаркете, совсем другое — создавать собственные производства в неблагоприятных условиях.

Технологическое отставание российской экономики от мировых лидеров настолько велико, что не может быть в обозримом будущем устранено с помощью внутренних исследований и конструкторских разработок. Технологическое же копирование — которое обычно рассматривается как механизм роста развивающихся экономик — сегодня затруднено из-за разрыва отношений с Западом и незаинтересованности Востока передавать технологии российским производителям.

И даже если представить себе, что российские предприятия смогут сами разработать современные технологии, возникнет существенное препятствие для их внедрения: чтобы такие производства были прибыльными необходим рынок, куда больше российского. Расширить же рынки за счет экспорта российским производителям сегодня непросто: западные рынки  закрыты, а на Востоке россиян ждет слишком жесткая конкуренция.

При таких ограничениях можно добиваться желаемых результатов лишь в отдельных производствах или имитировать успешную локализацию. Фронтального импортозамещения и формирования более сложной и дифференцированной экономики таким образом достичь не получится.

Так как купить у зарубежных производителей удастся далеко не все и еще меньше удастся импортозаместить, в определенных сферах не получится даже сохранить привычный уровень благосостояния. Часть оборудования, закупленного в досанкционную эпоху, ветшает, не находя адекватной замены. Это уже видно по некоторым отраслям, таким как авиаперевозки или серверное обслуживание.

Поэтому поток бюджетных денег — в том числе из из суверенных фондов и привлеченных за счет госзаимствований, будет в определенной мере напоминать формирование денежного навеса, знакомого по концу советской эпохи.

Да, в отличие от тех времен, в современной России есть рынок и класс предпринимателей. Несмотря на санкции, российская экономика в большей мере интегрирована в мировой рынок. Поэтому в какой-то степени ответом на рост спроса, подстегиваемого государственными деньгами, станет и реактивное увеличение выпуска.

Однако значительная часть возросшего спроса конвертируется в инфляцию как из-за сложностей с импортозамещением, так и в связи с санкционными ограничениями. И тогда Россию ждет ускоренный рост цен вместо ускоренного роста выпуска. И нет никаких гарантий, что Центробанку удастся обуздать инфляцию — как показывает недавний пример Турции, даже радикальное увеличение процентных ставок не гарантирует взятие инфляции под контроль.

Поэтому добиться роста благосостояния, характерного для стран, переживающих сырьевой бум, не получится. 

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку