Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Мигранты в Минске: для кого-то проблема, а для кого-то бизнес

Такси, отели и туристические агентства в белорусской столице научились зарабатывать на пограничном кризисе

Ахмед и его друзья находятся в Белоруссии с сентября. Недавно они вернулись из «джунглей». Фото: Пётр Сауэр/ MT

Полицейский в балаклаве, которая закрывает все лицо, кроме глаз, ведет большую группу примерно из 50 человек к зданию минского Дворца спорта. Мужчины и женщины с детьми направляются к паркингу рядом с Дворцом, там их уже ждут многочисленные автобусы и такси. Через четыре часа эти люди будут в Гродно, городе на границе с Польшей.

Оттуда по густому лесу они попытаются добраться до пограничной зоны. Мигранты, застрявшие между двумя странами, называют ее «джунглями». А далее их встретят тысячи хорошо вооруженных польских пограничников, которые уже возвели забор с колючей проволокой и собираются начать строительство стены.

Группы мигрантов отправляются к польской границе каждые полчаса. Фото: Пётр Сауэр/ MT
Группы мигрантов отправляются к польской границе каждые полчаса. Фото: Пётр Сауэр/ MT

Сегодня, по разным оценкам, количество мигрантов в Белоруссии, уже составляет от 8 000 до 15 000 человек, их можно видеть повсюду от Минска до западной границы страны. Эти цифры начинаешь понимать, только оказавшись в самом Минске.

Многие из тех, кто оказался возле Дворца спорта, говорят, что прилетели из городов Ближнего Востока только сегодня. Шансы сделать это серьезно уменьшились в пятницу, после того, как турецкие и белорусские авиакомпании объявили о прекращении перевозки из Стамбула в Минск граждан Ирака, Сирии и Йемена. Однако в тот же день в Минск прибыло еще больше мигрантов из Дубая и Бейрута. (В понедельник стало известно, что Объединенные Арабские Эмираты запретили белорусскому национальному авиаперевозчику «Белавиа» брать на рейсы в Минск граждан Ирака, Сирии, Йемена и Афганистана, летящих из Дубая).

Многие, как Ахмед из Ирака, который со своими друзьями устроился на газоне возле Дворца спорта, находятся в Белоруссии с сентября. «Там было жутко, нет ни воды, ни еды, поэтому мы решили приехать [в Минск] закупиться и немного поспать здесь. Завтра мы снова туда вернемся, что мы еще можем сделать?» — говорит он, его красные глаза выдают долгий недосып. Ахмед рассказывает, что группу его друзей на границе избили польские пограничники.

Ахмед недавно вернулся из «джунглей», где жил в палаточном городке в лесу на границе между Беларусью и Польшей. Фото: Пётр Сауэр/ MT
Ахмед недавно вернулся из «джунглей», где жил в палаточном городке в лесу на границе между Беларусью и Польшей. Фото: Пётр Сауэр/ MT

Агентство ООН по делам беженцев считает, что из-за суровых условий в «джунглях» к настоящему времени погибло как минимум 10 мигрантов. Польские СМИ сообщили, что в среду вечером там замерз насмерть 14-летний курдский мальчик. В прошлом месяце белорусские СМИ написали о первой смерти мигранта в столице: 35-летний иракский мужчина упал возле торгового центра.

Как и большинство мигрантов, Ахмед приехал в Минск по очень дорогому туру, организованному туристическим агентством в Ираке. Ахмед заплатил фирме в Ливане $3000, больше денег у него нет, да и недельная туристическая виза тоже истекла. После возвращения из «джунглей» с друзьями он живет на улицах Минска в спальнике или палатке. «Мы все равно не можем поехать домой, мы все отдали, чтобы попасть сюда», — говорит он.

ЕС обвинил президента Белоруссии Александра Лукашенко в использовании мигрантов в качестве оружия против Запада. В ЕС утверждают, что Лукашенко решил использовать его в ответ на санкции, введенные после выборов 2020 г., и тем спровоцировав кризис на границах с Польшей и Литвой.

Группа женщин-мигрантов сидит на площади в центре Минска. Фото: Пётр Сауэр/ MT
Группа женщин-мигрантов сидит на площади в центре Минска. Фото: Пётр Сауэр/ MT

Многим местным жителям странно видеть мигрантов в кафе, ресторанах фаст-фуд, в торговых центрах и просто спящими на асфальте в подземных переходах. До кризиса Белоруссия редко видела мигрантов, поскольку визовая политика страны была всегда жесткой.

«Минск полностью изменился, — говорит Анна, официантка, работающая в сети фешенебельных ресторанов „Васильки“, где готовят традиционные белорусские блюда. — Это как будто уже и не Минск, и это так странно».

Поскольку все больше мигрантов, так же, как и Ахмед, возвращаются с границы разочарованными и голодными, но при этом все равно не собираются домой, ситуация ухудшается и грозит стать серьезной проблемой для Лукашенко.

Вывеска на арабском языке в салоне мобильной связи. Перед тем, как отправиться на границу, мигранты покупают сим-карты местных операторов. Фото: Пётр Сауэр/ MT
Вывеска на арабском языке в салоне мобильной связи. Перед тем, как отправиться на границу, мигранты покупают сим-карты местных операторов. Фото: Пётр Сауэр/ MT

Большинство минчан ситуация раздражает, но некоторые в Минске видят в ней и возможности для бизнеса.

Все номера в гостинице «Спутник» сейчас забронированы. В фойе этого внушительного, хотя и ветхого пятиэтажного здания и в его тускло освещенных коридорах можно слышать арабскую и курдскую речь. В других отелях, в том числе в Crown Plaza, расположенном в центре города, также говорят, что свободных номеров нет. Как объясняют мигранты, турфирмы обычно заранее бронируют для них недельное проживание в отелях столицы, включая его стоимость в турпакет.

Работающая на ресепшн в «Спутнике» Анна говорит, что появление «туристов» стало для нее благоприятным изменением. Сначала пандемия замедлила темпы роста экономики, затем в стране, ранее привлекавшей некоторых западных туристов и деловых путешественников, на 18 месяцев воцарилась политическая нестабильность. А этим летом Белоруссия оказалась в еще большей изоляции после инцидента с посадкой самолета Ryanair в Минске и арестом оппозиционного журналиста Романа Протасевича. С тех пор для «Белавиа» действует запрет ЕС на доступ в европейское воздушное пространство.

«Во время пандемии здесь было совсем тихо — перестали приезжать туристы. Ну, а сейчас полно работы, и для бизнеса это хорошо», — говорит Анна.

Салоны мобильной связи, среди которых и магазины российского оператора МТС, вывешивают на окнах вывески на арабском языке — перед тем, как отправиться на границу, мигранты обязательно покупают сим-карты местных операторов.

Однако больше всего от кризиса выиграли минские таксисты. Таксист Сергей говорит, что берет $150 за поездку в Гродно и делает не менее четырех поездок в день. «В этом месяце я заработал больше, чем за полгода. Хотя в последнее время стало немного сложнее», — добавляет он и поясняет, что белорусские пограничники стали останавливать такси с мигрантами недалеко от границы. Теперь Сергей и другие таксисты привозят мигрантов на заправку под Гродно, откуда сирийские, иракские и белорусские проводники уже ведут мигрантов через лес в пограничную зону.

В СМИ появились сообщения о том, что белорусские солдаты помогают мигрантам пересекать границу. На видео, размещенном в сети в пятницу вечером, польские пограничные заграждения ломают белорусские солдаты.

Амир говорит, что заплатил $5000 сирийскому посреднику. Фото: Пётр Сауэр/ MT
Амир говорит, что заплатил $5000 сирийскому посреднику. Фото: Пётр Сауэр/ MT

Выгоду из кризиса пытаются извлечь не только белорусы. В странах Ближнего Востока уже возник целый бизнес, деятели которого координируют доставку мигрантов в Белоруссию с белорусскими туристическими агентствами и консульствами.

С наступлением ночи перед торговым центром «Скала» на востоке Минска остановилась покурить группа сирийских мигрантов. Они прибыли из Эс-Сувайды, сирийского города недалеко от границы с Иорданией, и принадлежат к этническому меньшинству друзов. Все бежали из Сирии, чтобы избежать обязательной службы в армии Башара Асада сроком в два с половиной года.

Каждый из них заплатил по $5000 сирийскому посреднику в Дамаске, который, в свою очередь, заплатил белорусскому туристическому агентству за пакетный тур. В «тур» должно было быть включено все: гостиница и виза, и помощь «гида» на месте. Однако, оказавшись в Минске, мигранты выяснили, что их обманули, и посредник перестал выходить на связь. «Этот ублюдок нас обманул», — говорит Амир, который работал в Сирии инженером.

Мигранты платят тысячи долларов за проживание в тесных гостиничных номерах таких отелей, как «Спутник». Фото: Пётр Сауэр/ MT
Мигранты платят тысячи долларов за проживание в тесных гостиничных номерах таких отелей, как «Спутник». Фото: Пётр Сауэр/ MT

«Посредник обещал бронь в отеле на 10 дней, но там мы смогли пробыть только три ночи и то спали вдесятером в крохотном номере по соседству с борделем. А теперь посредник перестал отвечать на звонки», — говорит Амир, показывая на своем телефоне звонки, оставшиеся без ответа.

Мигранты идут в торговый центр, чтобы купить бутылки с водой, SIM-карты и фонарики. Утром они планируют сесть на такси до Гродно, где начнется самая опасная часть их пути, и Амир уже заранее нервничает.

«Нас не ждут ни здесь, ни дома. Нас нигде не ждут», — говорит он.

читать еще